Главное меню

Реклама

Глава 5. ВОСПРИЯТИЕ (В.Л. Зинченко, Т.П. Зинченка) - 4. Восприятие времени и движения

Содержание материала

 

4. Восприятие времени и движения

Восприятие движения. Время, как и пространство, — одна из основных форм существования материи. Восприятие времени есть отражение объектив­ной длительности, скорости и последовательности явлений действительности. Отражая объективную реальность, вос­приятие времени дает человеку возможность ориентироваться в окружающей среде. Не только для человека, но и для животных отсчет времени — чрезвычайно важная часть приспособительной деятельности.

Ориентировка во времени у человека осуществляется с помо­щью корковых отделов мозга. Многочисленные данные клиниче­ских наблюдений убедительно показали, что нет оснований предполагать существование очаговой локализации восприятия времени в коре, т.е. специального центра отсчета времени. Рас­стройство временных восприятий наблюдается при поражении различных отделов коры. Отсюда можно сделать вывод, что вос­приятие времени осуществляется при помощи ряда анализаторов, объединяющихся в систему и действующую как единое целое. В основе восприятия времени лежит ритмическая смена возбужде­ния и торможения, затухание возбудительного и тормозного процес­сов в центральной нервной системе, в больших полушариях головного мозга.

В восприятии времени участвуют различные анализаторы, однако наиболее точную дифференцировку промежутков времени дают кинестезические и слуховые ощущения. И.М. Сеченов называл кинестезический анализатор органом восприятия пространствен­ных и временных отношений. Двигательные ощущения обеспе­чивают достаточно точное отражение длительности, скорости и последовательности явлений. Особую роль играет кинестези­ческий анализатор в восприятии ритма. Под ритмом с психологической точки зрения понимается восприятие серии объектов как серии групп стимулов. Последовательные группы обычно строятся по одному образцу и воспринимаются как повторение. Характер воспринимаемой группировки в значительной степени определяется особенностями серии стимулов: относительная ин­тенсивность стимулов, их абсолютная и относительная длитель­ность, расположение во времени.

Если серия состоит из физически идентичных и единообразно расположенных во времени стимулов, то восприятие ритма определяется субъективными факторами. Испытуемый обычно воспринимает серию групп, в каждой из которых акцентированы определенные элементы. Воспринимаемый при этом ритм называется субъективным ритмом, а ударение — субъективным ударением.

Восприятие ритма обычно сопровождается двигательным аккомпанементом. « Чувство ритма в основе своей имеет моторную природу». Переживание ритма по самому существу своему актив­но. Нельзя просто «слышать ритм». Слушатель только тогда пере­живает ритм, когда он его «сопроизводит», «соделывает». «Вос­приятие ритма с психологической стороны представляет особен­ный интерес именно потому, что в нем с чрезвычайной яркостью обнаруживается, что восприятие есть процесс активнодейственный»1.

Слуховые ощущения отражают временные особенности дейст­вующего раздражителя: его продолжительность, ритмический ха­рактер и т.п. И.М. Сеченов называл слух измерителем времени, а слуховую память - памятью времени.

Восприятие продолжительных периодов времени в значитель­ной степени определяется характером переживаний. Обычно время, которое было заполнено интересной, глубоко мотивированной дея­тельностью, кажется короче, чем время, проведенное в бездействии. Эксперименты по ограничению сенсорной информации показали, что в условиях сенсорной изоляции наблюдается чрезвычайно медленное субъективное течение времени. Так, испытуемый, по­мещенный в бакообразный респиратор на специальном матраце в условиях постоянного монотонного звука, слабо искусственного света, ограничения тактильных и двигательных ощущений, сооб­щал, что минуты кажутся ему часами. Однако в последующем отчете соотношение может быть обратным: время, проведенное в безделии и скуке, может казаться короче, когда о нем вспоминают.

Восприятие времени изменяется и в зависимости от эмо­ционального состояния. Положительные эмоции дают иллюзию быстрого течения времени, отрицательные — субъек­тивно несколько растягивают временные промежутки.

Временные восприятия у детей складываются довольно позд­но, проделывая значительный путь развития. С общим ходом психического развития, с овладением знаниями в процессе обуче­ния связано и повышение точности дифференцировки отрезков времени. Школьники лучше всего ориентируются в тех проме­жутках времени, которые связаны с их повседневной деятель­ностью.

Восприятие движения. Отражение изменения положения, кото­рое объекты занимают в пространстве, называют восприятием движения. Оно имеет жизненно важное значение. Для иных жи­вотных движущиеся объекты служат сигналами опасности или потенциальной пищей и вызывают быструю ответную реакцию. Некоторые особенности эволюционного развития зрительной системы сохранились в строении сетчатки человеческого глаза: периферические отделы сетчатки чувствительны только к движе­нию. При обнаружении объекта на периферии поля зрения осуществляется рефлекторный поворот глаз, в результате чего изображение объекта перемещается в центральное поле зрения, где и осуществляется различение и опознание объекта.

Основную роль в восприятии движения играют зрительный и кинестезический анализаторы. Параметрами движения объекта являются скорость, ускорение и направление. Человек может получать сведения о перемещении объектов в пространстве двумя различными путями: непосредственно воспринимая акт переме­щения и на основе умозаключения о движении объекта, который некоторое время находился в другом месте. Движение воспри­нимается непосредственно, если скорость движущегося объекта такова, что за единицу времени он проходит расстояние не меньше, чем могут различить глаза при данной остроте зрения и дистанции наблюдения. В противном случае мы воспринимаем не само движение, а лишь его результат. Таково умозаключение о движении минутной и часовой стрелок в часах.

С помощью зрения мы можеки получать информацию о дви­жении объектов двумя способами: при фиксированном взоре и с помощью прослеживающих движений глаз. В первом случае, когда глаз остается относительно неподвижным, движущийся объект вы­зывает на сетчатке быстро перемещающиеся изображения. При этом изображение объекта на сетчатке не только перемещается, но и все время изменяется. Однако мы воспринимаем объект не как серию изображений, каждое из которых представляет объект в несколько ином положении, а как один и тот же объект, нахо­дящийся в состоянии движения.

На этом основании можно было бы заключить, что для восприятия движения необходимо перемещение зрительных изображений по сетчатке глаза. Аналогичное перемещение изображений по сетчатке возникает и тогда, когда мы переводим взор, скажем, из одного конца комнаты в другой. Однако в этом случае у нас не возникает ощущения движения окружающих предметов. Когда человек ходит по комнате, то, несмотря на перемещение изображений по сетчатке глаза, он воспринимает комнату как неподвижную, а себя как движущегося. (При нали­чии повреждений в вестибулярном аппарате подобной корректи­ровки не производится и человеку при его движении кажется, что весь мир движется вокруг него.)

Второй возможный способ восприятия движения — прослежи­вание взором за движущимся объектом. При этом изображение движущегося объекта остается более или менее неподвижным относительно сетчатки, однако мы все-таки видим движение объекта. Очевидно, что прослеживающие движения глаз могут дать восприятие движения и при отсутствии сигналов, пере­мещающихся по сетчатке.

Но, как было сказано выше, само по себе смещение изображений на сетчатке в результате произвольных движений глаз не вызывает впечатления движения. При пассивных движе­ниях глаз, которые можно вызвать, закрыв один глаз рукой, а другой осторожно сдвигая пальцем, напротив, мир будет казаться движущимся в направлении, противоположном направлению пассивного движения глаза. Значит, стабильность видимого мира обеспечивается не пассивными, а произвольными движениями глаз. В клинической практике при наличии каких-либо наруше­ний глазных мышц или их нервного аппарата у больных, когда они пытаются двигать глазами, появляется ощущение вращения видимого мира. Перемещение сетчаточных образов становится сигналом движения лишь в том случае, когда человек не получает кинестезических раздражений от движений глаз и головы и ощу­щает неподвижность собственного тела.

Возможны случаи, когда субъект приписывает движения как окружающим предметам, так и самому себе. Если наблюдатель идет или бежит, он получает огромное число кинестезических и других сигналов, и это спасает его от ошибок. Иное дело, когда он едет в машине или летит на самолете. Тогда основным источником информации становится зрительный анализатор, и эта информация нередко бывает двусмысленной. Например, когда человек сидит в неподвижно стоящем поезде и видит в окно, как мимо едет другой поезд, то сначала наблюдателю кажется, что движется его поезд. Однако отсутствие ощущений вибрации и толчков через некоторое время убеждает человека в обратном.

При длительной фиксации взором движущихся предметов возникает отрицательный последовательный образ движения. Так, если после длительного наблюдения за местностью из окна дви­жущегося поезда перевести взгляд на неподвижные предметы, находящиеся внутри вагона, то покажется, что они движутся в об­ратном направлении.

Различают движения действительные и кажущиеся. Кажущееся движение окружающих предметов ощущает человек утомленный или находящийся в состоянии опьянения.

Примером кажущегося движения является и стробоскопиче­ское движение, на принципе которого основан кинематограф. Известно, что глаз обладает свойством инерции, которое состоит в том, что зрительное ощущение возникает не сразу, а с началом действия раздражителя, и исчезает также спустя некоторое время после окончания действия раздражителя. Благодаря этой способ­ности глаза сохранять в течение некоторого времени произве­денное на него световое воздействие, мы видим в кино, при смене 24 кадров в секунду, не серию мелькающих картин, а некоторое устойчивое изображение. При этом впечатление движущегося предмета возникает в результате восприятия последовательных положений предмета, отделенных друг от друга как некоторым пространственным промежутком, так и некоторой временной паузой.

В лабораторных условиях кажущееся движение исследуют с помощью двух источников света, которые включаются после­довательно один за другим. При соблюдении определенного рас­стояния между источниками света и определенного временного интертала между включениями можно видеть движение светового пятна от первого источника света ко второму. Это явление получило название «фи-феномена», т.е. феноменальное, сущест­вующее только в восприятии, движение.

Восприятие движения возможно и с помощью слухового анали­затора. При этом слышимая громкость звука усиливается при приближении к нам источника звука и ослабевает при его удалении.