Главное меню

Реклама

Глава 6. ПАМЯТЬ (Г.К. Середа) - 2. Виды памяти

Содержание материала

 

2. Виды памяти

Поскольку память включена во все многообра­зие жизни и деятельности человека, то и формы ее проявления чрезвычайно многообразны. Деление памяти на виды должно быть обусловлено прежде всего особенностями самой деятельности, в которой осуществляются процессы запоми­нания и воспроизведения. Это справедливо и для тех случаев, когда тот или иной вид памяти (например, зрительная или слуховая) выступает у человека как особенность его психического склада. Ведь прежде чем определенное психическое свойство в деятельности проявляется, оно в ней формируется.

В качестве наиболее общего основания для выделения раз­личных видов памяти выступает зависимость ее характеристик от особенностей деятельности, в которой осуществляются процессы запоминания и воспроизведения. При этом отдельные виды памя­ти вычленяются в соответствии с тремя основными критериями: 1) по характеру псих и ческой активности, преобладаю­щей в деятельности, память делят на двигательную, эмоциональ­ную, образную и словесно-логическую; 2) по характеру целей деятельности - на непроизвольную и произвольную; 3) по продолжительности закрепления и сохранения мате­риала (в связи с его ролью и местом в деятельности) — на кратко­временную, долговременную и оперативную.

Двигательная, эмоциональная, образная и словесно-логическая память. В различных видах деятельности могут преобладать раз­личные виды психической активности: моторная, эмоциональная, сенсорная, интеллектуальная. Каждый из этих видов активности выражается в соответствующих действиях и их продуктах: в движениях, чувствах, образах, мыслях. Обслуживающие их специ­фические виды памяти получили в психологии соответствующие названия: двигательной, эмоциональной, образной и словесно-логи-ческой памяти.

Двигательная память — это запоминание, сохранение и вос­произведение различных движений и их систем. Встречаются лю­ди с ярко выраженным преобладанием этого вида памяти над другими ее видами. Один психолог признавался, что он совер­шенно не в состоянии воспроизвести в памяти музыкальную пьесу, а недавно услышанную оперу может воспроизвести лишь как пантомиму. Другие же люди, наоборот, вообще не замечают у себя двигательной памяти. Огромное значение этого вида памяти состоит в том, что она служит основой для формирования различных практических и трудовых навыков, равно как и на­выков ходьбы, письма и т.д. Без памяти на движения мы должны были бы каждый раз учиться сначала осуществлять соответ­ствующие действия. Обычно признаком хорошей двигательной памяти является физическая ловкость человека, сноровка в труде, «золотые руки».

Эмоциональная память — это память на чувства. Эмоции всег­да сигнализируют о том, как удовлетворяются наши потребности и интересы, как осуществляются наши отношения с окружающим миром. Эмоциональная память имеет поэтому очень важное значение в жизни и деятельности каждого человека. Пережитые и сохраненные в памяти чувства выступают как сигналы, либо побуждающие к действию, либо удерживающие от действий, вызвавших в прошлом отрицательные переживания. Способность сочувствовать другому человеку, сопереживать герою книги осно­вана на эмоциональной памяти. «Раз вы способны бледнеть, крас­неть при одном воспоминании об испытанном, раз вы боитесь думать о давно пережитом несчастье, — у вас есть память на чувствования, или эмоциональная память»1.

Эмоциональная память в известном смысле может оказываться сильнее других видов памяти. Каждый по своему опыту знает, как иногда от давно прошедших и основательно забытых событий, книг, кинофильмов остается только впечатление, чувство. Однако и такое чувство не беспредметно. Именно поэтому оно может выступать в качестве первого узелка в развертывании цепочки ассоциаций.

Образная память — это память на представления, на картины природы и жизни, а также на звуки, запахи, вкусы. Она бывает зрительной, слуховой, осязательной, обонятельной, вкусовой. Если зрительная и слуховая память обычно хорошо развиты и играют ведущую роль в жизненной ориентировке всех нормальных людей, то осязательную, обонятельную и вкусовую память в из­вестном смысле можно назвать профессиональными видами: как и соответствующие ощущения, эти виды памяти особенно интенсивно развиваются в связи со специфическими условиями деятельности. Поразительно высокого уровня они могут достигать в условиях компенсации или замещения недостающих видов памяти, например, у слепых, глухих и т.д.

Образная память особенно развита у людей «художественных» профессий.

Иногда встречаются люди, обладающие так называемой эйдетической памятью. Эйдетические образы, или наглядные образы памяти, — это результат возбуждения органов чувств внешними раздражителями. Эйдетические образы похожи на представление тем, что возникают в отсутствие предмета, но ха­рактеризуются такой детализированной наглядностью, которая совершенно недоступна обычному представлению. Человек, на­пример, «видит» отсутствующий предмет до мельчайших подроб­ностей, «переводя взгляд» с детали на деталь, как это обычно можно сделать при восприятии. Можно предположить, что по аналогии с эйдетической зрительной памятью встречается такая же яркая слуховая, может быть, даже и осязательная память.

Содержанием словесно-логической памяти являются наши мыс­ли. Мысли не существуют без языка, поэтому память на них и называется не просто логической, а словесно-логической. По­скольку мысли могут быть воплощены в различную языковую форму, то воспроизведение их возможно ориентировать На пере­дачу либо только основного смысла материала, либо его букваль­ного словесного оформления. Если в последнем случае материал вообще не подвергается смысловой обработке, то буквальное заучивание его оказывается уже не логическим, а механическим запоминанием.

В словесно-логической памяти главная роль принадлежит второй сигнальной системе. Словесно-логическая память — спе­цифически человеческая память в отличие от двигательной, эмо­циональной и образной, которые в своих простейших формах свойственны и животным. Опираясь на развитие других видов памяти, словесно-логическая память становится ведущей по отношению к ним, и от ее развития зависит развитие всех других видов памяти. Словесно-логической памяти принадлежит ведущая роль в усвоении знаний учащимися в процессе обучения.

Непроизвольная и произвольная память. В рассмотренных выше видах памяти отражены такие ее характеристики, которые, сфор­мировавшись в деятельности, становятся затем как бы консти­туциональными ее особенностями. Тот или иной склад памяти человека может проявляться уже и независимо от переменных условий деятельности: от ее мотивов, целей, способов.

Существует, однако, и такое деление памяти на виды, которое прямо связано с особенностями самой актуально выполняемой деятельности. Так, в зависимости от целей деятельности память делят на непроизвольную и произвольную.

Запоминание и воспроизведение, в котором отсутствует специ­альная цель что-то запомнить или припомнить, называется непро­извольной памятью. В тех случаях, когда мы ставим такую цель, говорят о произвольной памяти. В последнем случае процессы запоминания и воспроизведения выступают как специальные, мнемические действия.

Непроизвольная и произвольная память вместе с тем пред­ставляют собой две последовательные ступени развития памяти. Каждый по своему опыту знает, какое огромное место в нашей жизни занимает непроизвольная память, на основе которой без специальных мнемических намерений и усилий формируется основная и по объему, и по жизненному значению часть нашего опыта. Однако в деятельности человека нередко возникает необ­ходимость руководить своей памятью. В этих условиях важную роль играет произвольная память, дающая возможность преднаме­ренно заучить или припомнить то, что необходимо.

Кратковременная и долговременная память. Оперативная па­мять. В последнее время пристальное внимание исследователей привлекают к себе процессы, происходящие на самой начальной стадии Запоминания, еще до закрепления следов внешних воздей­ствий, а также в самый момент их образования. Для того чтобы тот или иной материал закреплялся в памяти, он должен быть соответствующим образом переработан субъектом. Такая перера­ботка требует определенного времени, которое называют временем консолидации следов. Субъективно этот процесс переживается как отзвук только что прошедшего события: на какое-то мгновение мы как бы продолжаем видеть, слышать и т.д. то, чего уже непо­средственно не воспринимаем (стоит перед глазами, звучит в ушах и т.д.). Эти процессы неустойчивы и обратимы, но они настолько специфичны и их роль в функционировании механизмов накопления опыта столь значительна, что их рассматривают в ка­честве особого вида запоминания, сохранения и воспроизведения информации, который получил название кратковременной па­мяти.

В отличие от долговременной памяти, для которой характерно длительное сохранение материала после многократного его повто­рения и воспроизведения, кратковременная память характери­зуется очень кратким сохранением после однократного очень непродолжительного восприятия и немедленным воспроизведе­нием (в первые же секунды после восприятия материала).

В самом термине «кратковременная память» закреплен внеш­ний, временной параметр явления безотносительно к тому, как оно связано с деятельностью индивида, с ее целями и мотивами. Однако и здесь надо иметь в виду связь временного параметра событий с их значимостью для организма. Длительность события само по себе уже значима для памяти, потому что в длительном (повторяющемся) воздействии как бы заложена возможность повторения его в будущем, что требует к нему большей готов­ности. В этом смысле консолидацию следов можно рассматривать как своеобразную оценку значимости данного материала для осу­ществления предстоящих жизненно важных целей. Однако влия­ние самого по себе временного фактора не безгранично: лишен­ное смысла длительное повторение раздражителя вызывает лишь защитное торможение, а не перевод его в долговременную память.

Вместо термина «кратковременная память» в литературе неред­ко употребляются различные его синонимы: «мгновенная», «пер­вичная», «немедленная», «краткосрочная память» и т.п. Некото­рые авторы, однако, в качестве одного из таких синонимов используют и термин «оперативная память», стремясь подчерк­нуть им не временной, а «деловой» характер той же кратко­временной памяти. Между тем за этим термином в нашей психо­логии закрепилось другое содержание. Понятием оперативная память обозначают мнемические процессы, обслуживающие не­посредственно осуществляемые человеком актуальные действия, операции. Когда мы выполняем какое-либо сложное действие, например, арифметическое, то осуществляем его по частям, кус­ками. При этом мы удерживаем «в уме» некоторые промежу­точные результаты до тех пор, пока имеем с ними дело. По мере продвижения к конечному результату, конкретный «отработан­ный» материал может забываться. Аналогичное явление мы наблюдаем при чтении, списывании, вообще при выполнении любого более или менее сложного действия. Куски материала, которыми оперирует человек, могут быть различными (процесс чтения у ребенка начинается со складывания отдельных букв). Объем этих кусков, так называемых оперативных единиц памяти, существенно влияет на успешность выполнения той или иной деятельности. Этим определяется значение формирования опти­мальных оперативных единиц.

Такое понимание оперативной памяти отличает ее как от долговременной, так и от кратковременной памяти, хотя и наме­чает точки их соприкосновения. В оперативной памяти образуется «рабочая смесь» из материалов, поступающих как из кратко­временной, так и из долговременной памяти. Пока этот рабочий материал функционирует, он остается в ведении оперативной памяти.

Взаимосвязь различных видов памяти. Критерии, принятые здесь за основание деления памяти на виды, связаны с различ­ными сторонами человеческой деятельности, выступающими в ней не порознь, а в органическом единстве. Такое же единство представляют собой и соответствующие виды памяти. Так, память на мысли и понятия, будучи словесно-логической, является также в каждом частном случае либо непроизвольной, либо произ­вольной; одновременно она же обязательно будет либо кратко­временной, либо долговременной.

С другой стороны, различные виды памяти, выделенные по одному и тому же критерию, тоже оказываются взаимосвя­занными. Так, двигательная, образная, словесно-логическая па­мять не могут существовать изолированно друг от друга уже потому, что между собой связаны прежде всего соответствующие стороны предметов и явлений внешнего мира, а следовательно, и формы их отражения. Сложные преемственные связи существуют также между непроизвольной и произвольной памятью (сущность их будет раскрыта при характеристике процесса запоминания). Что касается кратковременной и долговременной памяти, то они представляют собой две стадии единого процесса. Кратковре­менная память - это тот пропускник, минуя который ничто не может проникнуть в долговременную память. С кратковременной памяти всегда начинаются все ее процессы.