Глава 8. ВООБРАЖЕНИЕ (А.В. Петровский)

Содержание материала

 

Глава 8 ВООБРАЖЕНИЕ

 

1. Понятие о воображении, его основных видах и процессах

Воображение и проблемная ситуация. Воображение, воображении, или фантазия, как и мышление, принадлежит к его основных числу высших познавательных процессов, в которых отчетливо обнаруживается специфически человеческий характер деятельности. Не вообразив себе готовый результат труда, нельзя приниматься за работу. В представлении ожидаемого результата с помощью фантазии — коренное отличие человеческого труда от инстинктив­ного поведения животных. Любой трудовой процесс с необходи­мостью включает в себя воображение. Оно выступает как необ­ходимая сторона художественной, конструкторской, научной, ли­тературной, музыкальной, вообще творческой деятельности. Стро­го говоря, для того, чтобы кустарным способом сделать простой стол, воображение не менее необходимо, чем для написания опер­ной арии или повести: надо заранее представить, какой формы, высоты, длины и ширины будет стол; как будут скреплены ножки, насколько он будет отвечать своему назначению стола обеден­ного, лабораторного или письменного, - одним словом, до начала работы требуется видеть этот стол уже как бы готовым.

Воображение — это необходимый элемент творческой деятель­ности человека, выражающийся в построении образа продуктов труда, а также обеспечивающий создание программы поведения в тех случаях, когда проблемная ситуация характеризуется неопре­деленностью. Вместе с тем воображение может выступать как средство создания образов, не программирующих активную дея­тельность, но заменяющих ее.

Первое и важнейшее назначение воображения как психиче­ского процесса заключается в том, что оно позволяет представ­лять результат труда до его начала, представлять не только ко­нечный продукт труда (например, стол в завершенном виде как готовое изделие), но и его промежуточные продукты (в случае те детали, которые надо последовательно изготовить, чтобы собрать стол). Следовательно, воображение ориентирует человека в процессе деятельности - создает психическую модель конечного или промежуточного продуктов труда, что и способствует их пред­метному воплощению.

Воображение тесно связано с мышлением. Подобно мышле­нию, оно позволяет предвидеть будущее.

Что же общего между мышлением и фантазией и к чему сводят­ся различия между ними? Так же как и мышление, воображение возникает в проблемной ситуации, т.е. в тех случаях, когда необ­ходимо отыскать новые решения; так же, как и мышление, оно мотивируется потребностями личности. Реальному процессу удо­влетворения потребностей может предшествовать иллюзорное, воображаемое удовлетворение потребностей, т.е. живое, яркое представление той ситуации, при которой эти потребности могут быть удовлетворены. Но опережающее отражение действитель­ности, осуществляемое в процессах фантазии, происходит в кон-кретнообразной форме, в виде ярких представлений, в то время как опережающее отражение в процессах мышления происходит путем оперирования понятиями, позволяющими обобщенно и опосредствованно познавать мир.

Таким образом, в проблемной ситуации, с которой начинается деятельность, существуют две системы опережения сознанием результатов этой деятельности: организованная система образов (представлений) и организованная система понятий. Возможность выбора образа лежит в основе воображения, возможность новой комбинации понятий лежит в основе мышления. Часто такая работа идет сразу в «двух этажах», так как системы образов и понятий тесно связаны - выбор, например способа действия, осуществляется путем логических рассуждений, с которыми орга­нически слиты яркие представления того, как будет осуществ­ляться действие.

Рассматривая сходство и различие мышления и воображения, необходимо заметить, что проблемная ситуация может характе­ризоваться большей или меньшей неопределенностью. Если исходные данные задачи, к примеру научной проблемы, известны, то ход ее решения подчинен преимущественно законам мышле­ния. Другая картина наблюдается, когда проблемная ситуация отличается значительной неопределенностью, исходные данные с трудом поддаются точному анализу. В этом случае в действие приходят механизмы воображения. Например, некоторая неопре­деленность исходных данных сказывается в работе писателя. Недаром роль фантазии так велика в литературном творчестве, когда писатель в воображении прослеживает судьбу своих героев.

Ему приходится иметь дело с гораздо большей степенью неопре­деленности, чем конструктору или инженеру, поскольку законы человеческой психики и поведения во многом более сложны, менее известны, чем законы физики.

В зависимости от различных обстоятельств, которыми характе­ризуется проблемная ситуация, одна и та же задача может решаться как с помощью воображения, так и с помощью мышле­ния. Есть основания сделать вывод, что воображение работает на том этапе познания, когда неопределенность ситуации весьма вели­ка. Чем более привычной, точной и определенной становится ситуация, тем меньше простора дает она фантазии. Совершенно очевидно, что для той области явлений, где основные законы выяснены, нет необходимости использовать воображение. Однако при наличии весьма приближенных сведений о ситуации, на­против, трудно получить ответ с помощью мышления — здесь вступает в права фантазия.

Ценность воображения состоит в том, что оно позволяет принять решения и найти выход в проблемной ситуации даже при отсутствии нужной полноты знаний, которые необходимы для мышления. Фантазия позволяет «перепрыгнуть» через какие-то этапы мышления и все-таки представить себе конечный результат. Но в этом же и слабость такого решения проблемы. Намеченные фантазией пути решения нередко недостаточно точны, нестроги. Однако необходимость существовать и действовать в среде с не­полной информацией привела к возникновению у человека аппарата воображения. Поскольку в окружающем нас мире всегда останутся неизученные области, этот аппарат воображения всегда будет полезен.

Виды воображения. Воображение характеризуется активностью, действенностью. Вместе с тем аппарат воображения может быть использован и используется не только как условие творческой деятельности личности, направленной на преобразование окру­жающего. Воображение в некоторых обстоятельствах может выступать как замена деятельности, ее суррогат. В этом случае человек временно уходит в область фантастических, далеких от реальности представлений, чтобы скрыться от кажущихся ему неразрешимыми задач, от необходимости действовать, от тяжелых условий жизни, от следствия своих ошибок и т.д. Создав образ Манилова, Н.В. Гоголь обобщенно изобразил людей, которые в бесплодной мечтательности видят удобную возможность уйти от деятельности. Здесь фантазия создает образы, которые не вопло­щаются в жизнь, намечает программы поведения, которые не осуществляются и зачастую не могут быть осуществленными. Данная форма воображения называется пассивным воображением.

Человек может вызывать пассивное воображение преднаме­ренно: такого рода образы фантазии, преднамеренно вызванные, но не связанные с волей, направленной на воплощение их в -жизнь, называются грезами. Всем людям свойственно грезить о чем-то радостном, приятном, заманчивом. В грезах легко обнаруживается связь продуктов фантазии с потребностями. Но если в процессах воображения у человека преобладают грезы, то это дефект развития личности, он свидетельствует о ее пассивности. Если человек пассивен, если он не борется за лучшее будущее, а настоящая жизнь его трудна и безрадостна, то он часто создает себе иллюзорную, выдуманную жизнь, где сполна удовлетворя­ются его потребности, где ему все удается, где он занимает поло­жение, на которое не может надеяться в настоящее время и в ре­альной жизни.

Пассивное воображение может возникать и непреднамеренно. Это происходит главным образом при ослаблении контроли­рующей роли сознания, при временном бездействии человека, в полудремотном состоянии, в состоянии аффекта, во сне (снови­дения), при патологических расстройствах сознания (галлюцина­ции) и т.д.

Если пассивное воображение может быть подразделено на пред­намеренное и непреднамеренное, то активное воображение может быть творческим и воссоздающим.

Воображение, имеющее в своей основе создание образов, соот­ветствующих описанию, называют воссоздающим. При чтении как учебной, так и художественной литературы, при изучении геогра­фических карт и исторических описаний постоянно оказывается необходимо воссоздавать при помощи воображения то, что отоб­ражено в этих книгах, картах и рассказах.

Многие школьники пропускают или бегло просматривают в книгах описание природы, характеристику интерьера или город­ского пейзажа, словесный портрет персонажа. В результате они не дают пищу воссоздающему воображению и крайне обедняют художественное восприятие и эмоциональное развитие своей личности — фантазия не успевает развернуть перед ними яркие и красочные картины. Своеобразной школой воссоздающего воображения служит изучение географических карт. Привычка странствовать по карте и представлять в своем воображении различные места помогает правильно увидеть их в действитель­ности. Пространственное воображение, необходимое при изуче­нии стереометрии, развивается при внимательном рассматривании чертежей и натуральных объемных тел в различных ракурсах.

Творческое воображение, в отличие от воссоздающего, предпола­гает самостоятельное создание новых образов, которые реализуются в оригинальных и ценных продуктах деятельности. Возникшее в труде творческое воображение остается неотъемлемой стороной технического, художественного и любого иного творчества, принимая форму активного и целеустремленного оперирования наглядными представлениями в поисках путей удовлетворения потребностей.

Ценность человеческой личности во многом зависит от того, какие виды воображения преобладают в ее структуре. Если у под­ростка и юноши творческое воображение, реализуемое в конкрет­ной деятельности, преобладает над пассивной, пустой мечта­тельностью, то это свидетельствует о высоком уровне развития личности.

Аналитико-синтетаческий характер процессов воображения. Установив функцию, которую выполняет воображение в деятель­ности человека, необходимо далее рассмотреть процессы, с по­мощью которых осуществляется построение образов фантазии, выяснить их структуру.

Как же возникают образы фантазии, ориентирующие человека в его практической и творческой деятельности, и какое их строение? Процессы воображения имеют аналитико-синтетиче­ский характер, как и процессы восприятия, памяти, мышления. Уже в восприятии и памяти анализ позволяет выделять и сохра­нять некоторые общие, существенные черты объекта и отбрасы­вать несущественные. Этот анализ завершается синтезом — созданием своего рода эталона, при помощи которого осу­ществляется опознание тех объектов, которые при всех изме­нениях не выходят за пределы определенной меры сходства. Анализ и синтез в воображении имеют другое направление и обнаруживают при активном процессе оперирования с образами другие тенденции.

Основная тенденция памяти — возобновление образов в макси­мальном приближении к эталону, т.е. в конечном счете приближе­ние к точной копии ситуации, имевшей когда-то место в пове­дении, или объекта, который был воспринят, понят, осознан. Основная тенденция воображения — преобразование представлений (образов), обеспечивающее в конечном счете создание модели ситуа­ции заведомо новой, ранее не возникавшей. И та и другая тенденции являются относительными: мы узнаем своего знакомого и через много лет, хотя его черты, одежда, даже голос заметно изме­нились, и точно так же в любом новом образе, созданном фантазией, проступают черты известного.

Характеризуя воображение со стороны его механизмов, необходи­мо подчеркнуть, что его сущность составляет процесс преобразования представлений, создание новых образов на основе имеющихся. Воображение, фантазия — это отражение реальной действитель­ности в новых, неожиданных, непривычных сочетаниях и связях. Если придумать даже что-то совершенно необычайное, то при тщательном рассмотрении выяснится, что все элементы, из которых сложился вымысел, взяты из жизни, почерпнуты из прошлого опыта, являются результатами преднамеренного анализа бесчисленного множества фактов. Применительно к воображе­нию, участвующему в художественном творчестве, это положение можно проиллюстрировать высказыванием К. Паустовского: «Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово или взгляд, каждая глубокая или шутливая мысль, каждое незаметное движение человеческого сердца, так же как и летучий пух тополя или огонь звезды в ночной луже, — все это крупинки золотой пыли. Мы, литераторы, извлекаем их десятилетиями, эти миллионы песчинок, собираем незаметно для самих себя, превра­щаем в сплав и потом выковываем из этого сплава свою "золотую розу" — повесть, роман или поэму»1.

Синтез представлений в процессах воображения осуществля­ется в различных формах (рис. 17).

Наиболее элементарная форма синтезирования образов -агглютинация - предполагает «склеивание» различных, в повсе­дневной жизни не соединяемых качеств, свойств, частей. Путем агглютинации строятся многие сказочные образы (русалка, из­бушка на курьих ножках, Пегас, кентавр и т.д.), она используется и в техническом творчестве (например, танк-амфибия, соединяю­щий качества танка и лодки, аккордеон - сочетание фортепьяно и баяна).

По форме преобразования представления агглютинации близ­ка гиперболизация, которая характеризуется не только увеличением или уменьшением предмета (великан - огромный как гора и мальчик с пальчик), но и изменением количества частей предмета и их смещением: многорукие богини в индийской мифологии, драконы с семью головами и т.д.

Возможный путь создания образа фантазии — заострение, подчеркивание каких-либо признаков. При помощи этого приема создаются дружеские шаржи и злые карикатуры (рис. 18). В том случае, если представления, из которых конструируется образ фантазии, сливаются, различия сглаживаются, а черты сходства выступают на первый план, образ схематизируется. Хороший пример схематизации - создание художником орнамента, элемен­ты которого взяты из растительного мира. Наконец, синтез пред­ставления в воображении может быть произведен при помощи типизации, широко используемой в художественной литературе, скульптуре, живописи, для которых характерно выделение сущест­венного, повторяющегося в однородных фактах и воплощение их в конкретном образе.

 

Течение творческого процесса предполагает возникновение множества ассоциаций (однако их актуализация отличается от того, что наблюдается в процессах памяти). Направление, которое приобретает ход ассоциаций, оказывается подчинено потребно­стям и мотивам творчества. В дневнике С.А. Толстой есть запись, проливающая свет на специфику отбора ассоциаций в процессе творческого воображения Льва Толстого: «Сейчас Л.Н. Толстой мне рассказывал, как ему приходят мысли к роману: "Сижу я внизу, в кабинете, и разглядываю на рукаве халата белую шелко­вую строчку, которая очень красива. И думаю о том, как приходит в голову людям выдумывать все узоры, отделки, вышиванья; и что существует целый мир женских работ, мод, соображений, которыми живут женщины. Что это должно быть очень весело, и я понимаю, что женщины могут это любить и этим заниматься. И, конечно, сейчас же мои мысли (т.е. мысли к роману) Анна... И вдруг мне эта строчка дала целую главу. Анна лишена этих радостей заниматься этой женской стороной жизни, потому что она одна, все женщины от нее отвернулись, и ей не с кем поговорить обо всем том, что составляет обыденный, чисто жен­ский круг занятий"»1.

Специфическая особенность творческого воображения заклю­чается в том, что оно отклоняется от привычного хода ассоциа­ций, подчиняя его тем эмоциям, мыслям, стремлениям, которые преобладают в данный момент в психике художника. И хотя механизм ассоциаций остается тем же (ассоциации по сходству, смежности или контрасту), отбор представлений определяется именно этими детерминирующими тенденциями. Какие ассоциа­ции вызывает, например, вывеска мастерской «Ремонт часов»? Были зафиксированы следующие высказывания: «Ремонт часов... Мои часы давно нуждаются в чистке, отстают... Надо как-нибудь зайти сюда»; «Ремонт часов... Часовая мастерская у нас в микро­районе есть, а вот обувная все никак не откроется» и т.д. Но вот на ту же вывеску упал взор поэта, и в результате появляется стихотворение, где вытягивается цепь ассоциаций, причиной возникновения которой оказывается внешнее впечатление (в дан­ном случае вывеска), пропущенное сквозь фильтр соответствую­щего эмоционального состояния: «Ремонт часов, ремонт минут, ремонт недели, месяца», - ассоциирует поэт и просит: «Отре­монтируйте мне год - он прожит неисправно». Этот необычный ход ассоциаций, нарушающий актуализацию привычных связей,, весьма существенная сторона творческой фантазии.