Главное меню

Реклама

Глава 11. ОБЩЕНИЕ (А.В. Петровский) - 2. Общение как обмен информации

Содержание материала

 

2. Общение как обмен информации

 

Общение и язык. Понимание общения как производство общего, объединяющего людей в процессе информацией   их взаимодействия и совместной деятельности, предполагает, что этим общим прежде всего явля­ется язык как средство общения. Язык обеспечивает коммуника­цию между общающимися, потому что его понимает как тот, кто сообщает информацию, кодируя    ее в значениях слов, ото­бранных для этой цели, так и тот, кто принимает эту информа­цию, декодируя   ее, т.е. расшифровывая эти значения и из­меняя на основе этой информации свое поведение.

Человек, адресующий информацию другому человеку (комму­никатор), и тот, кто ее принимает (реципиент), для осуществления целей общения и совместной деятельности должны пользоваться одной и той же системой кодификации и декодификации значений, т.е. говорить на «одном языке». Если коммуникатор и реципиент используют различные системы кодификации, то они не могут добиться взаимопонимания и успеха совместной дея­тельности. Библейская легенда о строительстве вавилонской баш­ни, сорвавшемся вследствие неожиданного «смешения языков» строителей, отражает факт невозможности взаимодействия при блокировании процессов кодификации и декодификации, так как говорящие на разных языках люди не могут договориться друг с другом, что делает совместную деятельность неосуществимой. Обмен информацией становится возможен, если значения, закрепленные за используемыми знаками (словами, жестами, иеро­глифами и т.д.)> известны участвующим в общении лицам.

Значение — это содержательная сторона знака как элемента, опосредствующего познание окружающей действительности. По­добно тому, как орудие опосредствует трудовую деятельность людей, знаки опосредствуют их познавательную деятельность и общение.

Система словесных знаков образует язык как средство сущест­вования, усвоения и передачи общественно-исторического опыта.

Язык как средство накопления и передачи общественного опыта возник в процессе труда и начал развиваться еще на заре доклассового общества. Для передачи друг другу существенно значимой информации люди стали пользоваться членораздельны­ми звуками, за которыми закреплялись определенные значения.

Пользоваться членораздельными звуками для общения было удобно, особенно в тех случаях, когда руки были заняты пред­метами и орудиями труда, а глаза обращены на них. Передача мыслей посредством звуков была удобна и на значительном рас­стоянии между общающимися, так же как в темноте, в тумане, в зарослях.

Благодаря общению с помощью языка отражение мира в мозгу отдельного человека постоянно пополняется тем, что отражается или было отражено в мозгу других людей, ~ происходит обмен мыслями, передача информации.

В общении человек постоянно учится отделять существенное от несущественного, необходимое от случайного, переходить от образов единичных предметов к устойчивому отражению их об­щих свойств в значении слов, в котором закрепляются существен­ные признаки, присущие целому классу предметов и тем самым относящиеся и к конкретному предмету, о котором идет речь. Говоря «газета», мы имеем в виду не только тот газетный лист, который держим в руках, но тем самым указываем, к какому классу предметов относится данный предмет, принимая во внима­ние его отличие от другой печатной продукции и т.д.

Слова имеют определенное значение, т.е. некую отнесенность к предметному миру. Когда преподаватель применяет то или иное слово, то и он, и его слушатели имеют в виду одно и то же явление и у них не возникнут недоразумения. Система значений развивается и обогащается на протяжении всей жизни человека, и ее целенаправленное формирование - центральное звено как среднего, так и высшего образования.

Вербальная коммуникация. Речь. Речь - это вербальная комму­никация, т.е. процесс общения с помощью языка. Средством вер­бальной коммуникации являются слова с закрепленными за ними в общественном опыте значениями. Слова могут быть произнесе­ны вслух, про себя, написаны или же заменены у глухих людей особыми жестами, выступающими носителями значений (так на­зываемая дактилология, где каждая буква обозначается движения­ми пальцев, и жестовая речь, где жест заменяет целое слово или группу слов).

Различают следующие виды речи: письменная и устная речь, последняя, в свою очередь, подразделяется на диалогическую и монологическую.

Наиболее простой разновидностью устной речи является диалог, т.е. разговор, поддерживаемый собеседниками, совместно обсуждающими и разрешающими какие-либо вопросы. Для разговорной речи характерны реплики, которыми обмениваются говорящие, повторения фраз и отдельных слов за собеседником, вопросы, дополнения, пояснения, употребление намеков, понят­ных только говорящим, разнообразных вспомогательных слов и междометий. Особенности этой речи в значительной мере зависят от степени взаимопонимания собеседников, их взаимоотношений. Сплошь и рядом в семейной обстановке педагог строит диалог совсем не так, как в классе при общении с учениками. Большое значение имеет степень эмоционального возбуждения при разго­воре. Смущенный, удивленный, обрадованный, испуганный, раз­гневанный человек говорит не так, как в спокойном состоянии, не только употребляет иные интонации, но часто пользуется другими словами, оборотами речи.

Вторая разновидность устной речи — монолог, который произ­носит один человек, обращаясь к другому или многим лицам, слушающим его: это рассказ учителя, развернутый ответ ученика, доклад и т.п. Монологическая речь сложна в композиционном отношении, требует завершенности мысли, более строгого соблю­дения грамматических правил, строгой логики и последовательно­сти при изложении того, что хочет сказать произносящий моно­лог. Ее развернутые формы в онтогенезе по сравнению с диалоги­ческой речью развиваются позднее, и поэтому формирование ее у учащихся представляет специальную задачу, которую педагогам приходится решать на протяжении всех лет обучения. Не случайно встречаются взрослые люди, умеющие свободно, без затруднений беседовать, но затрудняющиеся, не прибегая к за­ранее написанному тексту, выступить с ясным сообщением (докладом, публичным выступлением и т.п.). В немалой степени это следствие недостаточного внимания учителей школы к работе по формированию у учащихся монологической речи.

Письменная речь появилась в истории человечества много позднее устной речи. Она возникла как результат потребности общения между людьми, разделенными пространством и вре­менем, и развилась от пиктографии, когда мысль передавалась условными схематическими рисунками, до современного письма, когда тысячи слов записываются с помощью нескольких десятков букв.

Благодаря письму оказалось возможным наилучшим образом передавать от поколения к поколению опыт, накопленный людьми, так как при передаче его с помощью устной речи он мог подвер­гаться искажению, видоизменению и даже бесследно исчезать. Письменная речь играет важную роль в развитии сложных обоб­щений, которыми пользуется наука, в передаче художественных образов. Письмо и чтение, развитие которых является важнейшей задачей школы, начиная с первых дней обучения ребенка, раздвигает его умственные горизонты и является важнейшим средством приобретения и сообщения знаний. Пользование пись­менной речью вынуждает добиваться максимально правильных формулировок, строже соблюдать правила логики и грамматики, глубже продумывать содержание и способ выражения мыслей. Нередко записать что-либо — значит хорошо уяснить это и за­помнить.

Механизм речи. Речь своей физиологической основой имеет деятельность слухового и двигательного анализаторов. В коре мозга замыкаются временные связи между различными раздраже­ниями со стороны внешнего мира и движениями голосовых свя­зок, гортани, языка и других органов, регулирующих произнесе­ние слов. Речь функционирует на основе второй сигнальной системы. Слово, по словам ИМ. Павлова, это «сигнал сигналов». Слова, сигнализируя сигналы первой сигнальной системы, все­возможные впечатления, существующие в виде образом мира, могут вызывать те же действия, что и непосредственные раздра­жители. Слова и их сочетания всегда представляют собой резуль­тат отвлечения и обобщения. Сложный процесс вербального общения основывается на действии последовательного включения обеспечивающих его механизмов.

Первым этапом является программирование речи — построение смыслового костяка речевого высказывания, того, что человек хочет сказать. Для этого отбирается информация, которую он считает важной, и отсеивается ненужная, второстепенная. Второй этап — построение синтаксической структуры предложения. Прогнозируется общая конструкция фразы, ее грамматическая форма, включаются механизмы, обеспечивающие поиск нужного слова, выбор звуков, наиболее точно его воспроизводящих. Нако­нец осуществляется проговаривание, реальное звучание речи. Та­ким образом, развертывается процесс «говорения», в ходе которого коммуникатор  кодирует    информацию, подлежащую передаче.

В процессе слушания собеседник (реципиент) декоди­рует полученную информацию, что, в свою очередь, представ­ляет собой поэтапный перевод звуков слышимой речи в значения слов, и это обеспечивает понимание того, что хотел сказать коммуникатор. Правильность понимания слушающим того, что ему было сообщено, становится для коммуникатора очевидным, лишь когда реципиент сам превращается в коммуникатора (смена коммуникативных ролей) и своим высказыванием дает знать, что он принял и понял сообщенное. В диалогическом общении ком­муникативные роли попеременно меняются, в результате чего постепенно складывается взаимопонимание, оказывается возмож­ным согласование действий и поведения общающихся, без чего было бы невозможно достичь результата в совместной деятель­ности.

Функционирование процессов кодирования и декодирования речевых высказываний оказывается возможным при сохранности мозговых центров и систем, обеспечивающих успешность вербаль­ного общения. Если возникают нарушения в работе этих систем, у человека появляются различные расстройства речи — афазии. В одних случаях оказывается невозможным построение фразы, но понимание речи сохраняется, в других - нарушается членораз­дельность речи (возникает дезартрия), хотя слова больной подби­рает правильно, в третьих - утрачивается возможность восприя­тия речевого высказывания при сохранении возможности выска­заться и т.д.

Уже в середине XIX в. двумя учеными были открыты участки мозга, при нарушении работы которых наблюдались расстройства речи. Так, П. Брока выяснил, что при поражении задней трети нижней лобной извилины левого полушария у больных появляют­ся нарушения произношения слов. Поздне.е К. Вёрнике описал случаи нарушения понимания слов в результате поражения задней трети верхней височной извилины левого полушария. Эти участки мозговой ткани были обозначены как «центры» моторной речи («центр Брока») и понимания речи («центр Вернике»), Однако в дальнейшем, благодаря работам психофизиологов (А.Р. Лурия, Н.А. Бертитейн, П.К, Анохин и др.), стало очевидным, что физио­логической основой речи является не столько деятельность изолиро­ванных участков мозга («центров речи»), сколько сложная организа­ция деятельности мозга как единого целого. Таким образом, сложилось представление о динамической (т.е. не строго анатоми­ческой, а подвижной) локализации речевых функций, имеющее исключительно важное значение для коррекции расстройств речи в связи с использованием широких компенсаторных возможно­стей центральной нервной системы.

Невербальная коммуникация. Общение людей не может быть уподоблено передаче информации по телеграфу, где коммуни­катор и реципиент обмениваются вербальными сообщениями. В общение людей оказываются закономерно включены эмоции общающихся, которые определенным образом относятся и к ком­муникации, и к тем, кто вовлечен в общение. Это эмоциональное отношение, сопровождающее речевое высказывание, образует особый, невербальный аспект обмена информацией, особую, невербальную коммуникацию. Средствами невербальной коммуника­ции являются жесты, мимика, интонации, паузы, поза, смех, слезы и т.д., которые образуют знаковую систему, дополняющую и усиливающую, а иногда и заменяющую средства вербальной коммуникации - слова. Товарищу, поведавшему о постигшем его горе, собеседник выражает свое сочувствие словами, сопровож­даемыми знаками невербальной коммуникации: опечаленным выражением лица, понижением голоса, прижиманием руки к ще­ке и покачиванием головы, глубокими вздохами и т.д.

Средства невербальной коммуникации как своеобразный язык чувств являются таким же продуктом общественного развития, как и язык слов, и могут не совпадать в разных национальных культурах. Болгары несогласие с собеседником выражают кивком головы, который русский воспринимает как утверждение и согла­сие, а отрицательное покачивание головой, принятое у русских, болгары могут легко принять за знак согласия.

В разных возрастных группах для осуществления невербальной коммуникации выбираются различные средства. Так, дети часто используют плач как средство воздействия на взрослых и способ передачи им своих желаний и настроений. Коммуникативный характер, который приобретает у детей плач, хорошо передает их нередко встречающееся предупреждение «Я не тебе плачу, а маме!»

Существенно важное значение для усиления действия вербаль­ной коммуникации имеет пространственное размещение общаю­щихся. Реплика, брошенная через плечо, четко показывает отно­шение коммуникатора к реципиенту. В некоторых видах обучения (в частности, при обучении «говорению» на иностранных языках) преподаватель предпочитает размещать учеников не «в затылок друг другу», как это принято в классе, а по кругу, лицом друг к другу, что существенно повышает коммуникабельность общаю­щихся и интенсифицирует приобретение навыков общения на иностранном языке.

Соответствие используемых средств невербальной коммуни­кации целям и содержанию словесной передачи информации является одним из элементов культуры общения. Это соответствие особо важно для педагога, для которого средства как вербальной, так и невербальной коммуникации являются инструментом его профессиональной деятельности. А.С. Макаренко подчеркивал, что педагог одно и то же слово должен уметь произносить с множеством различных интонаций, вкладывая в него значение то приказа, то просьбы, то совета и т.д.

К средствам невербальной коммуникации могут быть отне­сены и различные условные обозначения, с помощью которых коммуникатор информирует о чем-то значимом для него, адресо­ванном для сведения возможных реципиентов. Траурная лента (черная в России и на Западе, белая в Китае) сообщает о постиг­шей человека потери. Звездочки и просветы на погонах — о высо­ком воинском звании, татуировка — о месте, которое в воровской иерархии занимает или занимал правонарушитель (рис. 19).

Развитие речи. Удовлетворение потребностей человека ока­зывается изначально возможным лишь в том случае, если он вступает в общение, взаимодействуя 6 другими людьми. Это порождает потребность субъекта сказать им о том, что для него важно и значимо. Ребенок овладевает членораздельной речью, первые зачатки которой появляются в конце первого года жизни. Это созвучия «ма-ма», «па-па», «ба-ба» и т.п., не требующие сложной артикуляции и легко произносимые. Взрослый соотносит эти созвучия с конкретными лицами — матерью, отцом, бабуш­кой, что способствует закреплению у ребенка связи каждого из этих созвучий с конкретным лицом из его ближайшего окружения («это баба»).

В дальнейшем каждое из этих созвучий превращается для ребенка в слово, которое он использует для организации своего взаимодействия со взрослыми. Теперь слово «баба» вы­ступает как средство удовлетворения его текущих потребностей. Произнося слово, ребенок стремится получить желаемое: внима­ние, ласку. Слово становится средством общения. В дальнейшем число используемых слов лавинообразно возрастает, и к двум годам не только чрезвычайно расширяется словарь языка детей, но и становится возможным правильное употребление граммати­ческих форм, усложняются и удлиняются предложения. Обогаще­ние языка ребенка продолжается на протяжении всего школьного детства.

Одновременно развивается и невербальная коммуникация: мимика, пантомимика, интонационное разнообразие речи. В эти годы формируются обратные связи в процессе коммуникации — ребенок научается дешифровать выражение лица собеседника, улавливать одобрение или неодобрение в его интонациях, понимать значение жеста, сопровождающего и усиливающего слово взрослого человека. Все это позволяет ему корректировать свои действия, добиваться должного взаимопонимания в об­щении.

В школе на уроках чтения и письма, а в дальнейшем - языка и литературы осуществляется формирование у детей сознатель­ного отношения к языку как средству и к речи как процессу общения. Становясь предметом специально организованного преподавателем анализа, язык предстает перед учащимися как сложная знаковая система, подчиненная действию социально выработанных законов, усвоение которых позволит ему не только грамотно писать, читать и говорить, но и овладеть с помощью языка духовными богатствами, выработанными до него и для него человечеством. Построенные на основе исследований психологов современные методики обучения грамоте способствуют формированию у школьников умений сознательного звукового анализа речи, что существенно облегчает переход к продуктивному овла­дению грамотным письмом. Значительные трудности возникают у школьника при освоении синтаксиса. Так, в русском языке существует около двухсот правил пунктуации.

Исследования психологов Московского университета показали, что все эти правила выявляют всего три функции связи слов в предложении: их соединение, разделение и обособление. Как выяснилось, достаточно научить школьников по определенным признакам анализировать и обнаруживать эти функции в конкрет­ных предложениях, чтобы они безошибочно ставили знаки препинания, не заучи­вая ни одного правила пунктуации.

Исключительно велика роль педагога в формировании умений речевого общения дошкольников и школьников. Важнейшим условием развития речи и мышления учащихся является свобод­ная и точная речь педагога. В.А. Сухомлинский писал: «Есть еще одна сторона педагогической культуры, о которой нельзя говорить без тревоги, - это речевая культура учителя. Лет двадцать назад, наблюдая, как воспринимают дети изложение нового материала на уроке у одного учителя, я обратил внимание на то, что, слушая изложение материала, дети очень устают, с урока идут просто изнуренные. Я стал внимательно вслушиваться в слова учителя (он преподавал биологию) и ужаснулся. Его речь была до того хаотична, логически непоследовательна, смысл излагаемого до того неясен, что ребенку, впервые воспринимающему то или иное понятие, надо было напрягать усилия, чтобы понять хоть что-нибудь»1.

В.А. Сухомлинский подчеркивал, что «культура речи учителя в решающей степени определяет эффективность умственного тру­да учеников на уроке»2, и намечал пути ее формирования: пре­одоление неясности в толковании понятий, расплывчатости пред­ставлений, которые учитель стремится создать посредством слова и без которых невозможен переход от простого к сложному, от близкого к далекому, от конкретного к общему; углубленный анализ текста учебников, с которыми имеют дело учащиеся, выявление в тексте логической последовательности и причинно-следственных связей. Высокая культура речи - важное условие рационального использования времени учителем. «Сколько времени теряется на бесчисленные повторения, необходимость в которых возникает тогда, когда предмет, явление, понятие не находит в речи учителя яркой, доступной пониманию ребенка словесной оболочки», — писал В.А. Сухомлинский.