Главное меню

Реклама

Глава 12. ГРУППЫ (А.В. Петровский) - 2. Высшая форма развития группы

Содержание материала

 

2. Высшая форма развития группы

Традиционное понимание малой группы в психо­логии. Группа, в которой развивается и воспи­тывается личность, является связующим звеном между нею и обществом. Традиционно в центре внимания психо­логов находится малая группа - объединение взаимодействующих лиц, находящихся в непосредственном контакте друг с другом. Малая группа рассматривается преимущественно как общность, скрепленная эмоциональными связями (симпатия, антипатия, безразличие, податливость и т.д.)- Сплоченность малых групп, устойчивость их структуры против воздействия сил, направленных на разрыв внутригрупповых связей, эффективность деятельности группы в зависимости от ее размера, от стиля руководства, конформность личности в группе или независимость ее от группы, а также другие проблемы межличностных отношений — все это стало предметом экспериментального исследования и образовало специальный раздел психологии — групповую динамику.

Групповая динамика как направление социальной психологии не выработала единой теоретической основы для понимания различных психологических феноменов. Закономерности поведе­ния людей в различных группах сводятся, по существу, к механи­ческим зависимостям: группа давит, а члены группы подчиняются или не подчиняются групповому давлению (конформизм, нон­конформизм); к одним индивидам группа тянется, от других же отталкивается или, наоборот, выталкивает их из своей среды; если число контактов внутри группы увеличивается, то групповые связи истончаются и рвутся (сплоченность, совместимость) и т.д.

Когда-то бихевиоризм в США, как и рефлексология в России, готов был представить человека преимущественно как механизм, реагирующий на различные стимулы. Теперь наследники бихе­виоризма и других теоретических направлений в социальной психологии готовы видеть в любой социальной группе такой же механический агрегат внешне связанных и взаимодействующих между собой индивидов. Так, считалось экспериментально уста­новленным, что под влиянием давления группы по меньшей мере треть индивидов меняет свое мнение, принимая навязанное большинством. Они обнаруживают нежелание высказывать и от­стаивать собственное мнение в условиях, когда оно не совпадает с оценками остальных участников эксперимента, т.е. проявляют конформность. Таким образом, индивид, находясь в условиях группового давления, может быть либо конформистом, либо нон­конформистом. Все дальнейшие исследования носили характер уточнения этого вывода. Выяснялось, усиливается ли конформ­ность при увеличении группы; как сами испытуемые интерпре­тируют свое конформное поведение; выявлялись половые и воз­растные особенности конформных реакций и т.д.

Указанная альтернатива оборачивалась вполне определенной педагогической дилеммой: либо видеть смысл воспитания в фор­мировании личности, негативно относящейся к своему социаль­ному окружению, либо воспитывать индивидов, склонных всегда соглашаться с остальными, не умеющих и не желающих противо­стоять влиянию группы, т.е. конформистов. Неудовлетворитель­ность подобной постановки вопроса наводила на мысль о лож­ности исходной альтернативы. Что представляет собой группа, которая воздействует на индивида, в подобных экспериментах? Это случайное объединение людей, то, что может быть названо «диффузной группой». По условиям эксперимента предусматри­валось изучение чисто механического воздействия группы на личность. Причем группа рассматривалась как простая совокуп­ность индивидов, ничем, кроме общего места и времени пребы*-вания, друг с другом не связанных. Очевидно, в самом понимании сущности взаимодействия личности и группы крылась некая серьезная ошибка, заводящая психолога в тупик. Выход из этой ситуации, по-видимому, состоял в том, чтобы пересмотреть сущ­ность концепций групповой динамики и выяснить, правомерно ли использование модели группового взаимодействия для пони­мания психологии группы высокого уровня развития.

Деятельностное опосредствование межличностных отношений в группах высокого уровня развития. Итак, возникает вопрос: что представляют собой межличностные отношения в группе высо­кого уровня развития? Подчинены ли они тем закономерностям, которые традиционная психология открыла в малых группах, является ли действие последних универсальным? В настоящее время выяснено, что в подлинных коллективах действуют иные закономерности по сравнению с теми, которые были ранее откры­ты в малых группах.

Первым таким психологическим феноменом, который не был и не мог быть открыт в традиционном объекте изучения психоло­гии - малой группе, имеющей характер диффузной общности, но был обнаружен при изучении межличностных отношений в груп­пе высокого уровня развития, явилось самоопределение личности в группе. Экспериментально оно было выявлено при изучении явлений конформности и нонконформности; как это принято, эксперимент проводился с помощью так называемой подставной группы, в качестве которой используется либо группа людей, сго­ворившихся дезинформировать «наивного» постороннего индиви­да, либо сам экспериментатор намеренно искажает информацию, поступающую от группы, с помощью контроля над связями между группой и «обрабатываемым» индивидом. Методика предполагала решение задач, не значимых для испытуемых: им предлагалось определять длину отрезков прямой линии, продолжительность кратких интервалов времени и т.д.

Так, например, испытуемых на протяжении известного времени тренировали в определении продолжительности одной минуты, не прибегая к часам и отсчитывая секунды про себя. Вскоре они могли определять минуту с точностью до 5 се­кунд. Затем испытуемых помещали в специальные экспериментальные кабины, предлагали определить продолжительность минуты и нажатием на кнопку сооб­щить экспериментатору, а также другим испытуемым о том, что минута прошла (испытуемые знали, что на пульте у экспериментатора и во всех кабинах при нажатии на кнопку загораются лампочки). В ходе опыта экспериментатор имел возможность давать во все кабины сигналы, якобы исходившие от одного или нескольких испытуемых (например, во все кабины сигнал подавался через 35 се­кунд), и фиксировать, кто в ответ на его сигнал поторопился нажать на кнопку, обнаружив внушаемость (конформность), а на кого он не подействовал. О степени внушаемости можно было судить по разнице между оценкой продолжительности минуты в предварительных опытах и опытах в условиях подачи ложных сигналов.

Эксперимент показал, что число лиц, в большей или меньшей степени проявивших конформность, весьма велико.

В группе людей, лишь внешне взаимодействующих друг с дру­гом, притом по поводу объектов, не связанных с их реальной деятельностью и жизненными ценностями, иного результата и не приходилось ожидать - подразделение членов группы на конфор­мистов и нонконформистов делалось неизбежным. Однако давало ли такое исследование конформности возможность сделать вывод о том, что это была модель взаимоотношений в любой группе, в том числе и в такой, деятельность в которой имеет личностно значимое и общественно ценное содержание?

В этой связи была выдвинута следующая гипотеза: в общ­ностях, объединяющих людей на основе совместной, общественно значимой деятельности, взаимоотношения людей опосредствуются ее содержанием и ценностями. Если это так, то подлинной альтер­нативой конформности должен выступить не нонконформизм (негативизм, независимость и т.д.), а некоторое особое качество, которое предстояло изучить экспериментально.

Гипотеза определила тактику экспериментальных исследова­ний. Если, используя методику «подставной группы», побуждать личность якобы от имени общности, к которой она принадлежит, отказаться от принятых в ней ценностных ориентации, то возни­кает конфликтная ситуация, которая разделяет индивидов на тех, кто проявляет конформность, и тех, кто способен действовать в соответствии со своими внутренними ценностями.

Эта особенность межличностных отношений получила назва­ние самоопределения личности в группе. Оно проявляется в том, что член группы высокого уровня развития избирательно относится к любым влияниям (в том числе и своей общности), принимая одни и отвергая другие в зависимости от опосредствующих факторов — убеждений, принципов, идеалов, целей совместной деятельности.

Подлинное самоопределение личности возникает в том случае, когда ее поведение в условиях естественно возникшего или спе­циально организованного группового давления обусловлено не непосредственным влиянием группы и не индивидуальной склон­ностью человека к конформности, а, главным образом, приня­тыми в группе целями и задачами деятельности, устойчивыми ценностными ориентациями. В группе высокого уровня разви­тия, в отличие от диффузной группы, такой способ является преобладающим и потому выступает как особое качество межличностных отношений.

Таким образом, гипотеза о том, что в общностях, объединяю­щих людей для выполнения общественно полезной деятельности, подлинной альтернативой конформизма является не негативное поведение (нонконформизм и т.д.), а особое качество межлич­ностных отношений, имеющее характер самоопределения лично­сти в группе, была подтверждена.

Этот феномен оказался своего рода «клеточкой», в которой обнаруживаются важнейшие социально-психологические характе­ристики живого социального организма - группы высокого уровня развития. Относительно непосредственные взаимоотно­шения между двумя или несколькими индивидами могут быть зафиксированы лишь в диффузной группе, в высокоразвитом же сообществе они имеют преимущественно опосредствованный характер, обусловленный содержанием, ценностями и целями со­вместной деятельности. Таким образом, по своим психологи­ческим характеристикам такие общности качественно отличаются от тех малых групп, которые были излюбленным объектом иссле­дований, выполненных в рамках групповой динамики. Поэтому попытки распространить те выводы, которые были сделаны при их изучении, на все типы группы и обречены на неудачу.

Многоуровневая структура межличностных отношений. Если в диффузной группе взаимоотношения являются относительно непосредственными, то в высокоразвитом сообществе групповые процессы являются опосредствованными и образуют иерархию уровней (страт).

Центральное звено групповой структуры (страта А) образует сама групповая деятельность, ее содержательная общественно-экономическая и социально-политическая характеристика.

Первый слой (страта Б) фиксирует отношение каждого члена группы к групповой деятельности, ее целям, задачам, принципам, на которых она строится, мотивацию деятельности, ее социаль­ный смысл для каждого участника.

Во второй страте (В) локализуются характеристики межлич­ностных отношений, опосредствованных содержанием совместной деятельности (ее целями и задачами, ходом выполнения), а также принятыми в группе принципами, идеями, ценностными ори­ентациями. Именно сюда, видимо, следует отнести различные феномены межличностных отношений, например самоопреде­ление личности в группе и др., о которых речь пойдет дальше. Деятельностное опосредствование — принцип существования и принцип понимания второй психологической страты.

Наконец, последний, поверхностный слой межличностных от­ношений (Г) предполагает наличие • связей (главным образом, эмо­циональных), по отношению к которым ни совместные цели деятельности, ни общезначимые для группы ценностные ориен­тации не выступают в качестве основного фактора, опосредствую­щего личные контакты ее членов. Это не значит, что такие связи в полном смысле слова непосредственные. Вряд ли можно предположить, чтобы отношения любых двух людей не имели опосредствующего звена в виде тех или иных интересов, вкусов и т.д. Но содержание групповой деятельности на этих связях по существу не сказывается либо обнаруживается в очень слабой степени.

Подобно тому как недопустим перенос закономерностей, свойственных диффузной группе, на высокоразвитое сообщество, было бы неправомерно выводы, полученные при изучении фе­номенов поверхностного слоя межличностных отношений (стра­та Г), универсализировать и считать необходимыми для сущност­ной характеристики межличностных отношений в нем. Точно так же связи в страте В являются необходимыми, хотя и недоста­точными для характеристики группы высокого уровня развития, без учета данных о страте Б, т.е. без выяснения социального смысла деятельности ее участников, мотивов деятельности и т.д.

Группы разного уровня развития. Наглядное представление о типологии групп с точки зрения уровня их развития дает рис. 20 на предыдущей странице. Векторы, образующие простран­ство, в котором можно разместить любую группу, показывают степень опосредствованности межличностных отношений (С), с одной стороны, а с другой - содержательную сторону опо­средствования, развивающегося в двух противоположных направ­лениях: А — в направлении, соответствующем (скажем, в самой общей форме) общественно-историческому прогрессу, и В — препятствующем ему. Обозначим вектор А как просоциальное развитие опосредствующих факторов, а вектор В как их антисоци­альное развитие.

Теперь, используя три вектора (А, В, С), построим изобра­жение и рассмотрим егр компоненты.

Фигура 1 несет на себе необходимые признаки группы вы­сокого уровня развития (коллектива), отвечающие требованиям общественного прогресса. Высокая социальная значимость факто­ров в максимальной степени определяет и опосредствует межлич­ностные отношения, делает такое сообщество высокосплоченным.

Фигура 2 представляет общность, где высокий уровень разви­тия социальных ценностей лишь в очень слабой мере опосред­ствует групповые процессы. Возможно, это только что созданная группа с далеко еще не сложившейся совместной деятельностью. Здесь успех одного человека не определяет успешности деятель­ности других и неудача одного не влияет на результаты другого. Нравственные ценности в такой группе функционируют, но они не отработаны в процессе общения и совместного труда, а при­внесены из широкой социальной среды. Их дальнейшая судьба зависит от того, будет ли налажена многоплановая совместная деятельность, которая их повседневно созидает и укрепляет. Это просоциалъная ассоциация.

Фигура 3 представляет группу, где налицо высокий уровень опосредствования взаимоотношений индивидов, но факторы, которые их опосредствуют, являются глубоко реакционными, враждебными социальному прогрессу. Позицию рассматриваемой фигуры может занять любая антиобщественная корпорация.

Фигура 4 показывает общность, где взаимоотношения людей фактически не опосредствуются общими факторами совместной деятельности, а обнаруживают зависимость от асоциальных взгля­дов и представлений. Это асоциальная ассоциация.

Наконец, фигура 5 представляет типичную диффузную группу, где на нулевой отметке оказываются и социальная ценность опосредствующих факторов, и степень их выраженности в системе межличностного взаимодействия. Такова, например, собранная из случайных людей экспериментальная группа, которой предлагают незначимые в социальном отношении задания.

Итак, выделяется пять крайних позиций (при бесконечном числе промежуточных положений, в которых может находиться каждая конкретная группа), характеризующих соответственно наиболее выраженные уровни группового развития.

1.  Максимальная степень опосредствованности и максималь­ная социальная ценность факторов деятельности, опосредствую­щих межличностные отношения. Это — группа высокого уровня развития (к примеру, экипаж космического корабля).

2.  Минимальная степень опосредствования при максимально просоциальных факторах, которые могли бы опосредствовать межличностные отношения, если бы в группе была соответствую­щая совместная деятельность. Это — просоциальная ассоциация (к примеру, дружеская компания студентов).

3.  Максимальная степень опосредствования деятельностью и максимальный антиобщественный, реакционный характер опо-. средствующих факторов. Это — корпорация (к примеру, мафия).

4.  Минимальная степень опосредствования межличностных от­ношений какой-либо совместной деятельности при максимально асоциальных опосредствующих факторах (к примеру, группа хули­ганствующих подростков). Это — асоциальная ассоциация.

5.  Отсутствие опосредствования, обусловленное отсутствием совместной деятельности. Это — диффузная группа (к примеру, пассажиры автобуса или больные в общей палате).

Экспериментально были зафиксированы принципиальные от­личия группы высшего уровня развития от всех других групп.

Так, вопреки существующему мнению, согласно которому со­циально-психологические закономерности мыслятся как верные для группы «вообще», в группах высокого уровня развития по сравнению с диффузными группами действуют закономерности качественно иные, часто как бы «перевернутые», взятые «с проти­воположным знаком*. Например, некоторые социальные психо­логи, выясняя связь между интенсивностью эмоционального общения в группе и эффективностью ее работы, приходят к про­тиворечивым выводам: одни исследователи обнаруживают поло­жительную, другие — отрицательную связь между указанными факторами. Разведение групп по признаку опосредствования содержанием совместной деятельности снимает кажущуюся противоречивость результатов. В высокоразвитом сообществе со­отношение между эффективностью деятельности и благоприят­ным характером эмоционально-психологических взаимоотноше­ний положительное, а в слаборазвитых группах — отрицательное.

В группах низкого уровня развития между размером группы и стремлением ее членов внести наибольший вклад в общее дело выявлена обратная зависимость, в группе высокого уровня разви­тия с увеличением ее размера мотивация участников совместной деятельности не снижается. В случайной группе вероятность оказания помощи человеку, который в ней нуждается, падает с увеличением ее величины, в высокоразвитой общности эта зако­номерность не проявляется и т.д.

Таким образом, осуществление совместной социально ценной и личностно значимой деятельности обеспечивает становление взаимоотношений доверия и сотрудничества, снятие противо­речий между индивидуальным и групповым. В процессе такой деятельности возникают особые феномены межличностных отно­шений, которые не могут быть зафиксированы в других условиях, появляется коллективность как особое качество разви­тия группы. Именно коллектив воплощает ту зависимость личности от общества, при которой она становится свободной.