Глава 14. ЛИЧНОСТЬ (А.В. Петровский) - 2. Структура личности

Содержание материала

 

2. Структура личности

О соотношении структур ивдивидуальности и личности. Итак, в условиях конкретной социальной груп­пы индивидуально-психологические качества су­ществуют в форме проявлений личности и они способны изменяться в условиях совместной предметной деятельности и общения, характерных для данного уровня развития группы. Индивидуально-психологическое в этих условиях выступает как личностное, как сторона межличностных отношений. Эта гипо­теза в настоящее время проверена и подтверждена в ряде кон­кретных работ.

Так, в задачу одного исследования входила проверка указан­ной выше гипотезы применительно к внушаемости (конформно­сти) как свойству личности, а также к противоположному явле­нию - самоопределению личности как феномену межличностных отношений в группе. Гипотеза конкретизировалась в следующей экспериментальной процедуре. Ряд реально существующих групп образует иерархию уровней группового развития - от диффузной группы до коллектива. Около трети испытуемых в каждой группе независимо от уровня ее развития, по данным эксперимента, обнаруживала в незначимой ситуации тенденцию к конформ­ности. О том же свидетельствуют данные личностных опросников. Вопрос состоял в том, как эти испытуемые поведут себя в условиях эксперимента на выявление феномена самоопределения в группах разного уровня развития. Экспериментальные данные подтвердили, что индивиды, входящие в группу высшего уровня развития, по отношению к которым при использовании незначи­мых воздействий был сделан вывод об их податливости группово­му давлению, обнаруживали самоопределение, т.е. способность не поддаваться групповому давлению, защищая коллективные цен­ности. Другими словами, такое индивидуально-психологическое ка­чество, как внушаемость, оказывается преобразованным в личности индивида, входящего в группу высокого уровня развития.

В других исследованиях выяснялось, свойственна ли такая черта индивидуальности человека, как экстрапунитивность (склонность обвинять в собственных неудачах других людей), поведению члена сложившегося коллектива, т.е. выступает ли она как необходимое проявление его личности. Первоначально с по­мощью специального личностного теста выявлялись спортсмены с выраженной экстрапунитивностью (среди членов команд в иг­ровых видах спорта их было весьма много). Казалось бы, эта черта индивидуальности должна определять особенности их лич­ности в ведущей для них спортивной деятельности. В действи­тельности в высокоразвитых группах спортсменов лица, по дан­ным личностного теста экстрапунитивные, проявили по отноше­нию к членам своей команды внутригрутшовую идентификацию, т.е. обнаружили качества личности, прямо противоположные экстрапунитивности.

Таким образом, очевидно, что структура личности человека шире структуры индивидуальности. Поэтому в первую следует включать не только черты и. общее строение его индивиду­альности, наиболее полно выраженные в темпераменте, характере, способностях и т.д., но и проявления личности, зафиксированные в группах разного уровня развития, в межиндивидных отноше­ниях, опосредствованных ведущей для этой группы деятель­ностью.

Биологическое и социальное в структуре личности. Проблема соотношения биологического (природного) и социального начал в структуре личности человека является одной из наиболее слож­ных и дискуссионных в современной психологии.

Заметное место занимают теории, которые выделяют в лич­ности человека две основные подструктуры, сформированные под воздействием двух факторов — биологического и социального. Была выдвинута мысль о том, что вся личность человека распа­дается на «эндопсихическую» и «экзопсихическую» организацию. «Эндопсихжа» как подструктура личности выражает внутреннюю взаимозависимость психических элементов и функций, как бы внутренний механизм человеческой личности, отождествляемый с нервно-психической организацией человека. «Экзопсихика» опре­деляется отношением человека к внешней среде, т.е. ко всей сфере того, что противостоит личности, к чему личность может так или иначе относиться. «Эндопсихика» включает в себя такие черты, как восприимчивость, особенности памяти, мышления и воображения, способность к волевому усилию, импульсивность и т.д., а «экзопсихика» — систему отношений человека и его опыт, т.е. интересы, склонности, идеалы, преобладающие чувства, сфор­мировавшиеся знания и т.д. «Эндопсихика», имеющая природную основу, обусловлена биологически, в противоположность «экзо-психике», которая определяется социальным фактором. Совре­менные многофакторные теории личности в конечном счете сводят строение личности к проекциям все тех же основных фак­торов - биологического и социального.

Как же следует относиться к указанной концепции двух факторов? Личность человека, являющаяся и продуктом, и субъектом исторического процесса, не могла сохранить биологи­ческую структуру, рядоположенную и равноправную подструктуре социальной. Природные предпосылки развития индивида, его телесная организация, его нервная и эндокринная системы, преимущества и дефекты его физической организации властно влияют на формирование его индивидуально-психологических особенностей. Однако биологическое, входя в личность человека, становится социальным. Так, мозговая патология порождает индивидуальные биологически обусловленные психологические черты, но личностными чертами, конкретными особенностями личности они становятся или не становятся в силу социальной детерминации.

Расскажем об исследовании, в котором изучалось формиро­вание черт личности людей, чей рост не превышал 80-130 см. Было установлено значительное сходство индивидуальных черт этих людей, у которых, кроме низкого роста, не было никаких других патологических отклонений. У них наблюдался специфи­ческий инфантильный юмор, некритический оптимизм, непо­средственность, высокая выносливость к ситуациям, требующим значительного эмоционального напряжения, отсутствие какой бы то ни было застенчивости и т.д. Указанные черты не могут быть отнесены ни к «эндопсихике», ни к «экзопсихике» уже хотя бы потому, что являясь результатом природных особенностей карли­ков, эти черты могут возникнуть и сформироваться только в усло­виях той социальной ситуации, в которой карлики находятся с момента, как выявилась разница роста между ними и их сверстниками. Именно потому,  что окружающие относятся к карлику иначе, чем к другим людям, видя в нем игрушку и выражая удивление, что он может чувствовать и мыслить так же, как и остальные, у карликов возникает и фиксируется специ­фическая структура индивидуальности, которая маскирует их угнетенное состояние, а иногда и агрессивную установку по отношению к другим и к себе. Если на минуту представить, что карлик формируется в обществе людей того же роста, то станет совершенно очевидно, что у него, как и у всех его окружающих будут формироваться совсем другие черты личности.

Природные органические стороны и черты существуют в струк­туре индивидуальности человеческой личности как социально обусловленные ее элементы. Природное (анатомические, физиологи­ческие и другие качества) и социальное образуют единство и не могут быть механически противопоставлены друг другу как само­стоятельные подструктуры личности.

Итак, признавая роль и природного, биологического, и соци­ального в структуре индивидуальности, невозможно выделять биологические подструктуры в личности человека, в которой они существуют уже в превращенной форме.

Три составляющие структуры личности. В структуру личности, таким образом, в первую очередь входит системная организация ее индивидуальности, т.е. внутрииндивидная (интраиндивидная) под­система, представленная в строении темперамента, характера, способностей человека, необходимая, но недостаточная для понима­ния психологии личности.

Личность, являясь субъектом системы действительных отноше­ний с обществом, с группами, в которых она интегрирована, не может быть заключена лишь в некое замкнутое пространство внутри органического тела индивида, а обнаруживает себя в про­странстве межиндивидных отношений. Не сам по себе индивид, а процессы межличностного взаимодействия, в которые включены по меньшей мере два индивида (а фактически общность, группа), могут рассматриваться как проявления личности каждого из участников этого взаимодействия.

Из этого следует, что личность в системе своих «действи­тельных отношений» как бы обретает свое особое бытие, отличаю­щееся от телесного бытия индивида, и поэтому одну из характе­ристик структуры личности следует искать в «пространстве» вне органического тела индивида, которое составляет интериндивидную подсистему личности.

Примечательно, что, переводя рассмотрение личности в меж­индивидное «пространство», мы получаем возможность ответить на вопрос о том, что представляют собой такие описанные выше феномены, как самоопределение личности, внутригругшовая идентификация и др. Что это: собственно групповые или личностные проявления? Оказывается, что когда характеристики и само существование личности не замыкаются «под кожей» индивида, а выносятся в межиндивидное «пространство», ложная альтернатива, порождаемая отождествлением понятий «индивид» и «личность» (либо, личностное, либо групповое), оказывается преодоленной. Личностное выступает как проявление групповых взаимоотношений, групповое выступает в конкретной форме проявлений личности.

Интраиндивидная и интериндивидная подсистемы не покры­вают все проявления личности. Есть возможность выделить третью составляющую структуры личности - метаиндивидную (надындивидную). Личность при этом не только выносится за рамки органического тела индивида, но и перемещается за пределы его наличных, существующих «здесь и теперь» связей с другими инди­видами. В этом случае в центре внимания психолога оказываются «вклады» в других людей, которые субъект вольно или невольно осуществляет посредством своей деятельности. Индивид как лич­ность тем самым выступает в качестве субъекта этих активно производимых преобразований интеллектуальной и эмоциональ­но-волевой сферы так или иначе связанных с ним людей. Речь идет об активном процессе своего рода продолжения себя в дру­гом не только в момент воздействия субъекта на других индивидов, но и за пределами непосредственного сиюминут­ного актуального взаимодействия. Процесс и результат запечатления субъекта в других людях, его идеальной представленности и продолженности в них «вкладов» получил название персонализации.

Явление персонализации открывает возможность пояснить всегда волновавшую человечество проблему личного бессмертия. Если личность человека не сводится к представленности ее в те­лесном субъекте, а продолжается в других людях, то со смертью индивида личность «полностью» не умирает. Вспомним слова А.С. Пушкина: «Нет, весь я не умру... доколь в подлунном мире жив будет хоть один пиит». Индивид как носитель личности уходит из жизни, но, персонализированный в других людях, он продолжается, порождая у них тяжелые переживания:, объясняе­мые трагичностью разрьша между идеальной представленностью индивида и его материальным исчезновением. В словах «он живет в нас и после смерти» нет ни мистики, ни чистой метафо­ричности — это констатация факта разрушения целостной психо­логической структуры при сохранении одного из ее звеньев.

Можно предположить, что если бы мы сумели зафиксировать существенные изменения, которые данный индивид произвел своей реальной предметной деятельностью и общением в других индивидах, что формирует в других идеальную его представленность — его личностность, то мы получили бы наиболее полную его характеристику именно как личности. Именно эту задачу решает применение метода отраженной субъектности. Индивид может достигнуть ранга исторической личности в определенной социально-исторической ситуации только в том случае, если эти изменения затрагивают достаточно широкий круг людей, получая оценку не только современников, но и истории, имеющей воз­можность достаточно точно взвесить эти личностные вклады, которые в конечном счете оказываются вкладами в общественную практику.

Если подлинную личность метафорически можно было бы трактовать как источник некоей мощной радиации, преобразую­щей людей, связанных с этой личностью в условиях деятель-ностного опосредствования (радиация, как известно, может быть полезной и вредоносной, может лечить и калечить, ускорять и замедлять развитие, становиться причиной различных мутаций и т.д.)» то индивида с бедными личностными характеристиками можно уподобить нейтрино — частице, которая пронизывает плотную среду, не производя в ней никаких — ни полезных, ни вредных — изменений. «Безличность» — это характеристика ин­дивида, безразличного для других людей, человека, от которого «не жарко и не холодно», чье присутствие или отсут­ствие ничего не меняет в их жизни, не преобразует их поведение, не обогащает и не обездоливает их и тем самым в значительной степени лишает его личности.

Факт персонализации может быть установлен эксперименталь­но, что получило подтверждение в большом количестве исследова­ний, выполненных с помощью метода отраженной субъектности.

Так, например, школьникам предлагают дать оценку умственных, волевых, нравственных и других качеств незнакомого сверстника, чью фотографию им дают возможность посмотреть. Так как сфотографирован неизвестный, черты лица которого недостаточно информативны для выводов, то оценки, даваемые испытуе­мыми, аморфны и неопределенны. Его не считают умным, но и не утверждают, что он глуп, и т.д'. Во второй серии опыта предъявляют аналогичное фото другого школьника. Но при этом включается фонограмма, на которой записан го л о с педаго га. При этом содержание того, что он говорит, фактически не улавли­вается испытуемым, тем более что оно не имеет никакого отношения к задаче оценки портрета. Между тем голос одного педагога приводит к резкой поляриза­ции оценок — незнакомец оценивается как глупый, злой, хитрый и т.п. или, на­против, как умный, добрый, простодушный и т.п., а голос другого оставляет оценки столь же аморфными, какими они были в первой экспериментальной серии. Очевидно, что первый педагог в большей степени личностно представлен, персонализирован в своих учениках.

Таким образом, в структуру личности человека входят три образующие, три подсистемы: индивидуальность личности, ее представленностъ в системе межличностных отношений и, наконец, в других людях. Естественно, что личность может быть охарактери­зована в единстве всех трех сторон ее существования, как субъект межиндивидных, социальных по своему происхождению, связей и отношений.

Единство рассмотрения личности во всех трех ее подструкту­рах покажем на примере такой важной ее характеристики, как авторитетность.

Авторитет складывается в системе межиндивидных отношений и в зависимости от уровня развития группы проявляется в одних общностях как жесткий авторитаризм, реализация прав сильного, как «авторитет власти» по преимуществу, а в других, высокораз­витых, группах - как демократическая «власть авторитета», лич­ностное выступает как групповое, групповое как личностное (интериндивидная подсистема личности). В рамках метаиндивидной подсистемы личности авторитетность — это признание другими за индивидом права принимать значимые для них решения в значимых обстоятельствах, результат того вклада, который он внес своей деятельностью в их личностные смыслы. В низкоразвитых группах — это следствие конформности ее членов, в группах типа коллектива - результат самоопре­деления. Таким образом, авторитетность - это идеальная представленность субъекта прежде всего в других (он может иной раз не знать о степени своей авторитетности) и только в связи с этим в самом субъекте. Наконец, во внутрииндивидном «пространстве» личности — это комплекс психологических качеств субъекта: в од­ном случае — своеволие, жестокость, завышенная самооценка, не­терпимость к критике, в другом — принципиальность, высокий ин­теллект, доброжелательность, разумная требовательность и т.д. (интраиндивидная подсистема личности).

Метаиндивидная подсистема личности в большей мере, чем другие, выражает одну из важнейших духовных потребностей человека — потребность быть личностью, т.е. своей деятельностью производить значимые для других людей изменения их интеллекту­альной и эмоциональной сферы. Эта потребность может быть осо­знана или не осознана субъектом, может быть у одного человека более интенсивной, у другого - менее, ее реализация может приводить к благоприятным или неблагоприятным последствиям для других людей, наконец, один человек может располагать сред­ствами для ее удовлетворения (за счет высокого интеллекта, или богатства эмоционального мира, или широкого набора разнообразных умений, или исключительной смелости и решительности, или же всех этих качеств вместе взятых), а у другого эти средства более ограничены.

Потребность индивида быть личностью существует в конкрет­ной форме. Так, например, в группах корпоративного типа каждый стремится быть «личностью» за счет деперсонализации, подавления потребности и способности быть личностью у всех других. Экспериментальные исследования показали, что опти­мальные условия для удовлетворения потребности быть лично­стью (быть персонализированным, продолженным в других лю­дях) создаются в группе высшего уровня развития.

Итак, чтобы понять личность учащегося, педагог должен рас­сматривать школьника в системе его действительных отношений со сверстниками, родителями и учителями, а не как образованную жестким сочетанием «атомов* индивидуальных качеств изолиро­ванную «молекулу» в организме класса и школы. Необходимо изучить и группы, в которые он входит, в которых он действует и общается, производит и принимает «вклады», осуществляя пре­образование интеллектуальной и эмоциональной сферы других людей и в свою очередь претерпевая изменения, приняв «вклады» от них. В центре внимания учителя должны находиться ак­тивность личности и характер ее социально-значимой направ­ленности.