Глава 14. ЛИЧНОСТЬ (А.В. Петровский) - 3. Основные теории личности в зарубежной психологии

Содержание материала

 

3. Основные теории личности в зарубежной психологии

На протяжении XX века в мировой психологической науке сложилось три основных направления, в русле которых были разработаны наиболее значительные теории личности: глу­бинная,   или психоаналитическая психология, гуманистическая психология; до некоторой степени особняком стоит психологическая теория личности германо-американского психолога К. Левина (топологическая психология).

Психоаналитические теории личности. Уже в начале века венский психиатр и психолог 3. Фрейд предложил свою трактовку личности человека, оказавшую огромное влияние не только на психологическую науку и психотерапевтическую практику, но и в целом на культуру во всем мире. Дискуссии, связанные с ана­лизом и оценкой фрейдистских идей длились не одно десятиле­тие. Согласно взглядам Фрейда, разделяемым значительным чис­лом его последователей, активность человека зависит от инстинк­тивных побуждений, и прежде всего полового инстинкта, и инстинкга самосохранения. Однако в обществе инстинкты не могут обнаружить себя столь же свободно, как в животном мире, так как общество накладывает на человека множество ограничений, подвергает его инстинкты, или влечения, «цензуре», что вынужда­ет человека подавлять, тормозить их. Инстинктивные влечения оказываются, таким образом, вытесненными из сознательной жизни личности как позорные, недопустимые, компрометирую­щие и переходят в сферу бессознательного, «уходят в подполье», но не исчезают. Сохраняя свой энергетический заряд, свою актив­ность, они исподволь, из сферы бессознательного, продолжают управлять поведением личности, перевоплощаясь (сублимируясь) в различные формы человеческой культуры и продукты человече­ской деятельности. В сфере бессознательного инстинктивные влечения объединяются в зависимости от своего происхождения в различные «комплексы», которые и являются, по утверждению Фрейда, истинной причиной активности личности. Соответствен­но одной из задач психологии признается выявление бессозна­тельных «комплексов» и содействие осознанию их, что ведет к преодолению внутренних конфликтов личности (метод психо­анализа). К числу таких побуждающих причин, например, отно­сили «эдипов комплекс».

Суть его в том, что в раннем детстве у каждого ребенка, как предполагается, возникает драматическая ситуация, которая напо­минает конфликт, составляющий основное содержание трагедии древнегреческого драматурга Софокла «Царь Эдип»: по неведению кровосмесительная любовь сына к матери и убийство отца. По Фрейду, эротическое влечение мальчика в возрасте четырех лет к матери и желание смерти отца («эдипов комплекс») сталкивается с другой силой - страхом перед ужасным наказанием за крово­смесительные сексуальные побуждения («катастрационный комплекс»).

Все дальнейшее развитие личности мыслилось как столкно­вение между вытесненными в сферу бессознательного различны­ми «комплексами».                                                   ,

Внимательное рассмотрение концепции личности Фрейда (ко­торому, принадлежала заслуга привлечения внимания к сферам бессознательного и мотивации), даже если оставить в стороне версию о сексуальных влечениях и страхах ребенка, позволяет заметить, что активность человека понимается как биологическая, природная сила. Она аналогична инстинктам животных, т.е. такая же бессознательная, при всех ее изменениях, «сублимациях» и конфликтах с внешне ей противопоставленным обществом. Функ­ция последнего сводится только к ограничению и «цензуриро­ванию» влечений. Подобная трактовка личности и ее активности фактически превращает личность в существо, по сути, биологическое. При этом предполагается, что человек и общество принципиально чужды друг другу, что их «гармонические» отношения возможны лишь при подавлении одного силой дру­гого, вечном насилии одного над другим, при постоянной угрозе бунта бессознательного, прорыва в агрессию, невроз и т.д.

Стремление Фрейда вывести всю активность личности из одних лишь сексуальных побуждений встречало возражения и у многих психологов, что стало одной из причин зарождения неофрейдизма (К. Хорни и др.), для которого характерно сочета­ние классического фрейдизма с определенными отступлениями от него. В понимании личности неофрейдисты отказываются от приоритета сексуальных влечений и отходят от биологизации человека. На первый план выдвигается зависимость личности от среды. При этом личность выступает в качестве проекции социальной среды, которой личность якобы автоматически опре­деляется. Среда проецирует на личность свои важнейшие качест­ва. Они становятся формами активности этой личности, напри­мер: поиски любви и одобрения, погоня за властью, престижем и обладанием, стремление покориться и принять мнение группы авторитетных лиц, бегство от общества.

К. Хорни связывает основную мотивацию поведения человека с «чувством коренной тревоги» - беспокойством, объясняя его впечатлениями раннего детства, той беспомощностью и безза­щитностью, которые переживает ребенок, сталкиваясь с внешним Миром. «Коренная тревога» стимулирует действия, способные обеспечить безопасность. Таким образом, формируется ведущая мотивация личности, на которой базируется его поведение.

Гуманистическая психология (преимущественно американская) в понимании личности и ее активности на первый взгляд кажется чем-то противоположным психоаналитическому направлению. Однако, как это далее станет очевидным, они смыкаются в своих основных характеристиках. В отличие от психоаналити­ков, которые, пытаясь открыть источник активности, обращаются к прошлому, к «вытесненным в бессознательное» впечатле­ниям и переживаниям ребенка, «гуманистическая психология», чье развитие связано с трудами К. Роджерса, А. Маслоу, Г. Олпорта и др., главным фактором активности личности считает устремленность к будущему, к максимальной самореализа­ции (самоактуализации).

Топологическая психология. Используя принятое в физико-ма­тематических науках понятие «поле», К. Левин объясняет поведе­ние личности тем, что различные точки и районы «жизненного пространства» (поля), в котором существует индивид, становятся мотивами его поведения в силу того, что он испытывает в них потребность. Когда потребность в них исчезает, то и значение объекта утрачивается. В отличие от психоанализа, К. Левин не видит в потребности биологической предопределенности. Моти­вация детерминируется не природными свойствами человека, а его взаимодействием с «полем», в котором объекты по-разному притягательны: обладают либо положительной, либо отрицатель­ной валентностью.

Наличие трех-четырех ведущих направлений в понимании личности, сложившихся в мировой психологической науке, и не­совпадение их исходных принципов вполне закономерно порож­дало постоянную полемику.

Критике подвергался пансексуализм 3. Фрейда (гипертрофия роли полового влечения и ранней детской сексуальности), извест­ная механичность топологической теории К. Левина. Критические соображения, в том числе и далекие от защиты тех или иных идеологических догм, выдвигались и в связи с концепциями «гу­манистической психологии», которая в последние десятилетия получила широкое распространение на Западе, в частности, по поводу одного из ее центральных понятий - самоактуализации личности. Однако критики отнюдь не отвергали саму идею самоактуализации как одну из важнейших мотиваций личности. А. Маслоу понимал феномен самоактуализации как процесс, ограниченный самосознанием личности, но вполне допустимо понимание самоактуальности как стремление к персонали-зации.

Скульптор, созидающий статую, удовлетворяет свое творческое стремление воплотить в мраморе свой замысел и осознает прежде всего само данное стремление. Именно этот момент схватывают различные теории «самовыражения» и «самоактуализации» лично­сти типа концепции А. Маслоу. Зачем же тогда художник стре­мится продемонстрировать свое творение максимально большому кругу людей, в особенности тем, кого он считает «ценителями», т.е. своей референтной группе? Казалось бы, он выразил себя, реализовал в предмете, в конце концов получил за это деньги — и акт самоактуализации обрел свое завершение. Очевидно, одна­ко, что субъект-объектным актом (художник-картина) творческая деятельность не кончается, и стремление остается нереализо­ванным, пока не удастся достроить следующее звено субъект-объект-субъектной связи (художник-картина-зрителъ), которое позволит осуществить необходимую персонализацию художника в значимых для него «других».

Какие бы критические соображения не высказывались по поводу охарактеризованных здесь психологических теорий личности, творческий вклад их создателей и разработчиков невозможно переоценить. В результате построения психоаналитических и дру­гих теорий личности психология обогатилась огромным числом понятий, продуктивных исследовательских методик и тестов. Им она обязана обращением к области бессознательного, возможно­стями осуществления широкомасштабной психотерапевтической практики, усилением связей между психологией и психиатрией и другими значительными продвижениями, обновившими облик современной психологии.