Глава 14. ЛИЧНОСТЬ (А.В. Петровский) - 5. Самосознание личности

Содержание материала

 

5. Самосознание личности

Открытие «Я». Взаимодействуя и общаясь с людьми, человек выделяет сам себя из окружающей среды, ощущает себя субъектом своих физиче­ских и психических состояний, действий и процессов, выступает для самого себя как «Я», противостоящее «другим» и вместе с тем неразрывно с ними связанное. Субъективно переживание наличия собственного «Я» выражается прежде всего в том, что человек понимает свою тождественность самому себе в настоящем, прошлом и будущем. «Я» сегодня, при всех возможных изменени­ях моего положения в любых новых и неожиданных ситуациях, при любых перестройках моей жизни, моего сознания, взглядов и установок, - это «Я» того же самого человека, какой сущест­вовал вчера и каким он будет, вступив в завтрашний день. Один из симптомов некоторых психических заболеваний состоит в утрате человеком тождественности с самим собой, потере соб­ственного «Я».

Переживание наличия своего «Я» является результатом дли­тельного процесса развития личности, который начинается в младенческом возрасте и который обозначают как «открытие "Я"». Годовалый ребенок начинает осознавать отличия ощущений собственного тела от тех ощущений, которые вызываются находящимися вовне предметами. Затем, в возрасте 2-3 лет, ребенок отделяет доставляющий ему удовольствие процесс и результат собственных действий с предметами от предметных действий взрослых, предъявляя последним требования: «Я сам!» Он впервые начинает осознавать себя в качестве субъекта собственных действий и поступков (в речи ребенка появляется личное местоимение), не только выделяя себя из окружающей среды, но и противопоставляя себя всем другим («Это мое, это не твое!»).

На рубеже детского сада и школы и в младших классах возникает возможность при содействии взрослых подойти к оцен­ке своих психических качеств (память, мышление и др.), пока еще на уровне осознания причин своих успехов и неудач («У меня все "пятерки", а по арифметике - "три", потому что я неправильно списываю с доски. Анна Петровна мне за невнимательность сколько раз "двойки" ставила»). Наконец, в подростковом и юношеском возрасте, в результате активного включения в обществен­ную жизнь и трудовую деятельность начинает формироваться развернутая система социально-нравственных самооценок, за­вершается развитие самосознания и в основном складывается образ «Я».

Образ «Я». Известно, что в подростковом и юношеском возрасте усиливается стремление к самовосприятию, к осознанию своего места в жизни и самого себя как субъекта отношений с окружающими. С этим сопряжено становление самосознания. У старших школьников формируется образ собственного «Я» («Я-образ», «Я-концепция»). Образ «Я» — это относительно устой­чивая, не всегда осознаваемая, переживаемая как неповторимая система представлений индивида о самом себе, на основе которой он строит свое взаимодействие с другими. В образ «Я» встраивается и отношение к самому себе: человек может относиться к себе фактически так же, как он относится к другому, уважая или презирая себя, любя и ненавидя и даже понимая и не понимая себя, - в самом себе индивид своими действиями и поступками представлен как в другом. Образ «Я» тем самым вписывается в структуру личности. Он выступает как установка по отношению к себе самому. Как всякая установка, образ «Я» включает в себя три компонента.

Во-первых, когнитивный компонент: представление о своих способностях, внешности, социальной значимости и т.д. Один подросток на первый план в своем «Я-образе» выдвигает импо­зантный вид, который, как он предполагает, придают ему джинсы с ярким фирменным ярлыком. Другой его сверстник — незабы­ваемый факт победы на районных соревнованиях по настольному теннису. Третий - драматическое для него поражение на тех же соревнованиях и затруднения при усвоении физики и математики, которые ему действительно нелегко даются.

Во-вторых, эмоционально-оценочный компонент: самоуважение, самокритичность, себялюбие, самоуничижение и т.д.

В-третьих — поведенческий (волевой): стремление быть поня­тым, завоевать симпатии, уважение товарищей и учителей, по­высить свой статус, или же желание остаться незамеченным, уклониться от оценки и критики, скрыть свои недостатки и т.д.

Образ «Я» — и предпосылка, и следствие социального взаимо­действия. Фактически психологи фиксируют у человека не один образ его «Я», а множество сменяющих друг друга «Я-образов», попеременно то выступающих на передний план самосознания, то утрачивающих свое значение в данной ситуации социального взаимо­действия. «Я-образ» — не статическое, а динамическое образова­ние личности индивида.

«Я-образ» может переживаться как представление о себе в мо­мент самого переживания, обычно обозначаемое в психологии как «реальное Я», но, вероятно, правильнее было бы его назвать сиюминутным или «текущим Я» субъекта. Когда подросток в ка­кой-то момент говорит или думает: «Я презираю себя», то это проявление отроческого максимализма оценок не должно воспри­ниматься как стабильная характеристика «Я-образа» школьника. Более чем вероятно, что через некоторое время его представление о себе сменится на противоположное.

«Я-образ» - это вместе с тем и «идеальное Я» субъекта — то, каким он должен был бы, по его мнению, стать, чтобы соответствовать внутренним критериям успешности. «Идеальное Я» выступает как необходимый ориентир в самовоспитании личности. Выявляя характер и действенность этого ориентира, педагог получает возможность существенно влиять на воспитание. При этом важно знать, на какой идеал как образец для по­строения своей жизни ориентируется молодой человек, так как социальная ценность этих образцов весьма различается, а их мотивирующее значение весьма велико.

Укажем еще один вариант возникновения «Я-образа» -«фантастическое Я» - то, каким субъект желал бы стать, если бы это оказалось для него возможным, каким он хотел бы себя видеть. Значение этого образа «Я» очень велико, особенно в стар­шем подростковом и юношеском возрасте, в связи со склон­ностью учащихся старших классов строить планы на будущее, создание которых невозможно без фантазии.

Конструирование своего фантастического «Я» свойственно не только юношам, но и взрослым людям. При оценке моти­вирующего значения этого «Я-образа» важно знать, не оказалось ли объективное понимание индивидом своего положения и места в жизни подменено его «фантастическим Я». Преобладание в структуре личности фантастических представлений о себе, не сопровождающихся поступками, которые способствовали бы осуществлению желаемого, дезорганизует деятельность и са­мосознание человека и в конце концов может жестоко его травмировать ввиду очевидного несовпадения желаемого и дейст­вительного.

Степень адекватности «Я-образа» выясняется при изучении одного из важнейших его аспектов - самооценки личности.

Самооценка — оценка личностью самой себя, своих возмож­ностей, качеств и места среди других людей. Это наиболее сущест­венная и наиболее изученная в психологии сторона самосознания личности. С помощью самооценки происходит регуляция поведе­ния личности.

Как же личность осуществляет самооценку? Человек, как было показано выше, становится личностью в результате совместной деятельности и общения. Все, что сложилось и отстоялось в лич­ности, возникло благодаря совместной с другими людьми деятель­ности и в общении с ними и для этого предназначено. Человек включает в деятельность и общение существенно важные ориен­тиры для своего поведения, все время сверяет то, что он делает, с тем, что ожидают от него окружающие, справляется с их мнениями, чувствами и требованиями. В конечном счете, если оставить в стороне удовлетворение естественных потребностей, все, что человек делает для себя (учится ли он, способствует чему-либо или препятствует), он делает это вместе с тем и для других, и может быть, в большей степени для других, чем для себя, даже если ему кажется, что все обстоит как раз наоборот.

К. Марксу принадлежит справедливая мысль: человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает относиться к самому себе, как к человеку. Иначе говоря, познавая качества другого человека, личность получает необходимые сведения, которые позволяют выработать собственную оценку. Уже сложившиеся оценки собственного «Я» есть результат постоянного сопоставления того, что личность наблюдает в себе, с тем, что видит в других людях. Человек, уже зная кое-что о себе, присматривается к другому человеку, сравнивает себя с ним, предполагает, что и тот небезразличен к его личностным качествам, поступкам, проявлениям; все это входит в самооценку личности и определяет ее психологическое самочувствие. Другими словами, личность ориентируется на некую референтную группу (реальную или идеальную), идеалы которой являются ее идеала­ми, интересы — ее интересами и т.д. В процессе общения она постоянно сверяет себя с эталоном и в зависимости от резуль­татов проверки оказывается довольной собой или недовольной. Каков же психологический механизм этой проверки?

Психология располагает рядом экспериментальных методов выявления самооценки человека, ее количественной и качествен­ной характеристики.

Так, с помощью коэффициента ранговой корреляции может быть сопоставлено представление индивида о последовательном ряде эталонных качеств (т.е. определено его «Я идеальное») с его «Я текущим», т.е. рядом качеств, расположенных в той последо­вательности, в какой они данному человеку представляются выраженными у него самого.

Важно, что в эксперименте испытуемый не сообщает экспе­риментатору сведений о своем реальном и идеальном «Я», а производит необходимые подсчеты самостоятельно по предложенной ему формуле, что избавляет его от опасений сказать о себе боль­ше, чем ему этого хотелось бы, излишне раскрыть себя. Получен­ные коэффициенты самооценки личности1 дают возможность судить о том, каков «Я-образ» в количественном выражении.

Возникает-представление о том, что каждый человек имеет своего рода «внутренний манометр», показания которого свиде­тельствуют о том, как он себя оценивает, каково его само­чувствие, доволен ли он собой или нет. Значение этой суммарной оценки удовлетворения своими качествами очень велико. Слиш­ком высокая и слишком низкая самооценки могут стать внутрен­ним источником конфликтов личности. Разумеется, эта кон­фликтность может проявляться по-разному.

Завышенная самооценка приводит к тому, что человек склонен переоценивать себя в ситуациях, которые не дают для этого повода. В результате он нередко сталкивается с противо­действиями окружающих, отвергающих его претензии, озлобляет­ся, проявляет подозрительность, мнительность или нарочитое высокомерие, агрессию и в конце концов может утратить необ­ходимые межличностные контакты, замкнуться.

Чрезмерно низкая самооценка может свидетельствовать о раз­витии комплекса неполноценности, устойчивой неуверенности в себе, отказа от инициативы, безразличия, самообвинения и тревожности.

Тот факт, что самооценка есть результат далеко не всегда отчетливо осознаваемый личностью, своего рода проекцией реального «Я» на «Я идеальное», позволяет понять сложный, составной характер самооценки, выяснить, что оценка самого себя осуществляется не непосредственно, а с помощью эталона, который составлен из ценностных ориентации, идеалов личности.

Однако для характеристики позиции личности, видимо, недо­статочно знать одну лишь самооценку. Важно иметь представле­ние о том, какова, по мнению данной личности, оценка, которую личность заслужила в данной группе, которую, как она предпо­лагает, ей могут дать товарищи (ожидаемая оценка). Она выяв­ляется с помощью аналогичной экспериментальной процедуры и также может быть высокой, средней, низкой, может больше приближаться к уровню самооценки или меньше, наконец, может быть разной по отношению к различным референтным группам. Замечено, что, являясь устойчивой по отношению к своему кол­лективу, ожидаемая оценка существенно изменяется, становится неустойчивой, колеблющейся, когда личность входит в новый коллектив, образует новые коммуникации.

Установив факт возврата личности, находящейся в новых жизненных обстоятельствах, к первоначально ожидаемой оценке, мы тем самым выясним степень вхождения личности в новую группу, уровень ее взаимопонимания с группой, а вместе с тем и характер ее самочувствия в группе. Были получены экспе­риментальные данные, демонстрирующие действие системы оце­нок как регулятора групповых взаимоотношений. Так, значитель­ное повышение самооценки личности сопряжено с уменьшением показателя ожидаемой оценки. Индивид, убедившись на опыте в несоответствии самооценки и фактического отношения к нему окружающих, не ждет уже от них высокой оценки. Кроме того, выяснилось, что повышение оценки, которую дает личность окружающим, ведет к повышению реальной оценки со стороны других, т.е. оценки личности группой. Было высказано вполне обоснованное предположение, что высокая оценка личностью своей группы связана с тем, что индивид действительно контактен, живет ее интересами, уважает ее ценности. В свою очередь, коллектив как бы аккумулирует хорошее отношение к нему одного из его членов и возвращает ему эту высокую оценку преумноженной.

Рассмотрим другие соотношения в системе оценок личности. Вот перед нами человек с высокой самооценкой, низкой оценкой окружающих и низкой ожидаемой оценкой - личность заведомо конфликтная в отношениях с другими людьми, склонная припи­сывать окружающим душевную черствость или другие негативные черты. Другой человек отличается неоправданно высокой ожидае­мой оценкой. У него может наблюдаться снисходительное сигао-шение к окружающим, самоуверенность. Во всяком случае, даже если все эти качества не проявляются в поведении, они склады­ваются потенциально, исподволь и при удобном случае могут обнаружиться в общем строе поведения личности, поскольку для них существует благоприятная почва.

Три показателя - самооценка, ожидаемая оценка, оценка лич­ностью группы — входят в структуру личности, и хочет человек того или нет, он объективно вынужден считаться с этими субъективными индикаторами своего самочувствия в группе, успешности или не успешности своих достижений, позиции по отношению к себе и окружающим. Он должен считаться с ними даже тогда, когда не подозревает о наличии этих показателей, ничего не знает о действии психологического механизма оценок и самооценки. По сути своей это перенесенный внутрь человече­ской личности (интериоризированный) механизм социальных контактов, ориентации и ценностей. С его показаниями человек сверяется, вступая в общение, активно действуя. Эта проверка происходит преимущественно бессознательно, а личность под­страивается к режимам поведения, определяемым этими индика­торами.

Бессознательно - не значит бесконтрольно. Не следует забы­вать, что все существенно значимые оценки формируются в со­знательной жизни личности. Раньше чем они интериоризирова-лись, они были зримо представлены в межчеловеческих контак­тах. Семья, учителя, товарищи, книги, фильмы активно формиро­вали, например, у ребенка его «Я идеальное» и в то же время «Я реальное», учили его сопоставлять их. Ребенок учился оценивать окружающих по тем же показателям, по каким он оценивал себя, предварительно научившись равняться на других. В результате человек привык, как в зеркало, всматриваться в социальную группу и затем переместил этот навык внутрь своей личности.

Для того чтобы понимать человека, необходимо отчетливо представлять себе действие этих бессознательно складывающихся форм управления личностью своим поведением, обращать внима­ние на всю систему оценок, которыми человек характеризует себя и других, видеть динамику изменений этих оценок.

Уровень притязаний личности. Самооценка тесно связана с уровнем притязаний личности. Уровень притязаний - это желаемый уровень самооценки личности (уровень образа «Я»), проявляющийся в степени трудности цели, которую индивид ставит перед собой.

Стремление к повышению самооценки в том случае, когда человек имеет возможность свободно выбирать степень трудности очередного действия, порождает конфликт двух тенденций: с од­ной стороны - стремление повысить притязания, чтобы пережить максимальный успех, а с другой - снизить притязания, чтобы избежать неудачи. В случае успеха уровень притязаний обычно повышается, человек проявляет готовность решать более трудные задачи, при неуспехе - соответственно снижается.

Уровень притязаний личности в конкретной деятельности мо­жет быть определен довольно точно. Приведем пример.

Начинающий спортсмен-легкоатлет, сбив при прыжке в высоту планку, установленную на отметке 1 м 70 см, не будет переживать чувство неуспеха и не станет расстраиваться — рекордных прыжков он от себя не ожидает. Точно так же он не станет радоваться, если возьмет высоту 1 м 10 см — цель здесь слишком легко достижима. Но, постепенно поднимая планку и спрашивая юношу, устраи­вает ли его высота, которая станет для прыжка зачетной, можно будет выяснить уровень его притязаний.

Эта простейшая модель показывает, что уровень своих притяза­ний личность устанавливает где-то между чересчур трудными и чересчур легкими задачами и целями таким образом, чтобы сохранить на должной высоте свою самооценку.

Формирование уровня притязаний определяется не только предвосхищением успеха или неудачи, но прежде всего трезвым, а иногда смутно осознаваемым учетом и оценкой прошлых успехов или неудач. Формирование уровня притязаний может быть прослежено в учебной работе школьника, при выборе темы доклада на кружке, в общественной работе и т.д.

В одном зарубежном исследовании было показано, что среди испытуемых существуют лица, которые в случаях возникновения риска более озабочены не тем, чтобы добиться успеха, а тем, чтобы избежать неудачи. И если им приходится осуществлять выбор между задачами различной степени трудности, то они выбирают либо самые легкие задачи, либо самые трудные. Пер­вые - потому, что убеждены в успехе (элемент риска минимален); вторые — потому, что неудача в этом случае будет оправдана исключительной трудностью задачи. При этом самолюбие не ока­жется уязвленным и деформации образа «Я» не будет.

Исследования уровня притязаний личности не только со сто­роны их действенности, но и по их содержанию, по связи с целя­ми и задачами коллектива позволяют лучше понять мотивацию поведения человека и осуществлять направленное воздействие, формирующее лучшие качества личности. В одних случаях суще­ственно важной для педагога становится задача повышения уров­ня притязаний личности; если школьник невысоко оценивает себя и свои возможности, это приводит к определенной ущербно­сти, устойчивой потере уверенности в успехе. Повторяющиеся не­удачи могут привести к общему снижению самооценки, сопро­вождающемуся тяжелыми эмоциональными срывами и конфлик­тами, к тому, что ученик махнет на себя рукой. Учитель, который систематически выставляет против фамилии этого ученика в жур­нале «двойку», казалось бы, верно оценивая его знания, допускает серьезную ошибку, если оставляет без внимания психологию школьника, примирившегося с подобным положением вещей.

Пути повышения уровня притязаний различны и зависят от индивидуальности учащегося, характера фрустрации, реальных возможностей педагога и т.д. Здесь возможны и прямая помощь со стороны учителя, и различные приемы создания перспективы для личности. Эти перспективы могут быть выявлены первона­чально в другой области, не связанной с той, в которой обнару­жились фрустрации. Затем созданная таким образом активность переключается в сферу, где надо повысить уровень притязаний личности и восстановить снизившуюся самооценку. Бережное отношение к человеческой личности, разумно оптимистический подход к ее перспективам дают педагогу возможность найти стратегию индивидуальной работы с ребенком или подростком, которая будет способствовать пробужденшо в нем уважения к себе и уверенности в своих возможностях.

В других случаях для педагога важно несколько снизить уровень притязаний ребенка или подростка, в особенности там, где задачи, которые школьник ставит перед собой, не оправды­ваются реальной ситуацией, а самооценка возможностей ученика неоправданно завышена: у него появляется зазнайство, возни­кает своего рода комплекс превосходства и т.п. Необходимость решения подобной задачи подчеркивается не только тем обстоя­тельством, что школьник с неоправданно завышенным уровнем притязаний встречает решительный отпор в коллективе (рассма­тривается как хвастун), но и потому, что имеющаяся у него завышенная самооценка, многократно вступая в противоречие с реальными неудачами, порождает острые эмоциональные кон­фликты. Нередко при этом ученик, пытаясь игнорировать несо­вместимые с его явно завышенной самооценкой факты личных неудач, проявляет упрямство, обидчивость, ведет себя неадекват­но, притворяясь вполне удовлетворенным, или стремится объяс­нить свои неудачи чьим-то противодействием, чьей-то злой волей, становясь подозрительным, озлобленным, агрессивным. При час­том повторении эти психические состояния закрепляются в ка­честве устойчивых черт.

Психологическая защита личности. Самосознание личности, используя механизм самооценки, чутко регистрирует соотношение собственных притязаний и реальных достижений. Еще в начале XX в. американский психолог У. Джемс высказал важную мысль о том, что определяющий компонент образа «Я» личности — самоуважение — характеризуется отношением действительных ее достижений к тому, на что человек претендует, рассчитывает. Им была предложена формула, где числитель выражал реальные достижения индивида, а знаменатель — его притязания:

При увеличении числителя и уменьшении знаменателя дробь, как известно, возрастает. Поэтому человеку для сохранения самоуваже­ния в одном случае необходимо приложить максимальные усилия и добиться успеха, что является трудной задачей; другой путь ~ снижение уровня притязаний, при котором самоуважение, даже при весьма скромных успехах, не будет потеряно.

Разумеется, правильно поставленный процесс воспитания призван ориентировать личность на первый способ сохранения самоуважения. Человек в своей деятельности (учебной, трудовой и др.) должен не пасовать перед трудностями, а преодолевать их, обнаруживая свои волевые качества и сильный характер и тем самым сохраняя оптимальное соотношение успеха и разумных притязаний. Но приходится считаться с тем обстоятельством, что иные люди избирают второй путь сохранения самоуважения, снижая уровень притязаний, т.е. прибегают к пассивной психо­логической защите своего «Я-образа».

Психологическая защита не может быть сведена к одним лишь случаям снижения уровня притязаний, а представляет собой осо­бую регулятивную систему, используемую личностью для устране­ния психологического дискомфорта, переживаний, угрожающих «Я-образу», и сохранения его на уровне, желательном и возмож­ном для данных обстоятельств.

Понятие о «защитных механизмах» было разработано главой психоаналитической школы 3. Фрейдом. 3. Фрейд предположил, что бессознательная сфера человека (главным образом, сексуаль­ная) сталкивается с «защитными механизмами» сознательного «Я», «внутренней цензурой» личности и в результате этого подвергается различным преобразованиям. Примечательно, что психологическая защита была описана великими писателями, глубочайшими знатоками человеческой психологии Ф.М. Досто­евским, Л.Н. Толстым и другими.

Так, например, одним из механизмов психологической защи­ты, по Фрейду, является агрессия, возникающая, когда человек не может преодолеть барьеры на пути к своей цели и переживает фрустрацию. Агрессия иногда принимает форму прямого нападе­ния на других людей, а иногда выражается в угрозах, грубости, враждебности не только по отношению к тем обстоятельствам или лицам, которые повинны в создании барьера, но и в отношении тех окружающих, на которых в этом случае «срывается зло». Иногда фрустрация ведет к агрессии, которая остается замкнутой в фантазии человека. Обиженный представляет себе сцены мести, ничего не предпринимая на деле. Иногда фрустрация разрешается агрессией, направленной против самого себя. Наконец, фрустра­ция может вести к тому, что личность замещает деятельность, оказавшуюся блокированной непреодолимым (или кажущимся непреодолимым) барьером, другой, которая оказывается для нее более доступной, перспективной (или таковой представляется). Здесь мы имеем дело еще с одним механизмом психологической защиты - переключением. В трилогии Л.Н. Толстого «Детство. Отрочество. Юность» превосходно описаны такие виды психоло­гической защиты, как рационализация и вытеснение. Они находя' отражение в следующем признании главного героя трилогии:

«Я был слишком самолюбив, чтобы привыкнуть к своему положению, утешался, как лисица, уверяя себя, что виноград еще зелен, то есть старался презирать все удовольствия, доставляемые приятной наружностью, которыми на моих глазах пользовался Володя и которым я от души завидовал, и напрягал все силы своего ума и воображения, чтобы находить наслаждение в гордом одиночестве».

Механизм вытеснения иллюстрируется известными выраже­ниями «спрятать голову в песок».

Самосознание личности в различных его проявлениях -результат развития и становления личности в условиях, которые по-разному сказываются для каждого. Процесс развития личности предполагает постоянную трансформацию самооценки, самоува­жения, самочувствия человека, другими словами, - динамику его самосознания.