Error
  • JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING
  • JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1

Глава 7. Ощущение

User Rating:  / 1
PoorBest 

Article Index

 

Глава 7. Ощущение

Краткое содержание

7.1 Общее понятие об ощущении. Общее место и роль познавательных психических процессов в жизни человека. Ощущение как чувственное отображение отдельных свойств предметов. Фи­зиологические механизмы ощущения. Понятие об анализаторах. Рефлекторный характер анали­затора. Учения об ощущении. Закон о «специфической» энергии И. Мюллера. Концепция «зна­ков» Г. Гельмгольца. Теория солипсизма. Ощущение как продукт исторического развития чело­века.

7.2 Виды ощущений. Общее представление о классификациях ощущений. Систематическая классификация ощущений А. Р. Лури». Интероцентииные, ироприоцептивные и экстероцснтив-ные ощущения. Контактные и дистантные ощущения. Генетическая классификация ощущений: иротонатические и эиикритичсгкие ощущения. Классификация ощущений Б. М. Теплова. По­нятие о модальности ощущений. Классификация ощущений по модальности.

7.3 Основные свойства и характеристики ощущений. Свойства ощущений: качество, интенсив­ность, длительность, пространственная локализация. Абсолютная чувствительность и чувстви­тельность к различию. Абсолютный и относительный пороги ощущений. «Субсенсорная об­ласть» Г. В. Гершуни. Закон Бугера—Всбера. Суть константы Вебера. Основной психофизический закон Вебера—Фехнсра. Закон Стивенса. Обобщенный психофизический за­кон Ю. М.Забродина.

7.4 Сенсорная адаптация и взаимодействие ощущений. Понятие о сенсорной адаптации. Взаи­модействие ощущении: взаимодействие между ощущениями одного вида, взаимодействие меж­ду ощущениями различных видов. Понятие о сенсибилизации. Явление синестезии.

7.5 Развитие ощущений. Ощущения новорожденного. Особенности процесса развития зрения и слуха. Развитие речевого слуха. Развитие абсолютной чувствительности. Генетическая Пред­расположенность и возможность развития ощущений.

7.6 Характеристика основных видов ощущений*. Кожные ощущения. Вкусовые и обонятель­ные ощущения. Слуховые ощущения. Зрительные ощущения. Проприоцептивные ощущения. Понятие об осязании.

* За основу данного раздела взяты главы из книги: Психология. / Под ред. проф. К. И. Корнило­ва, проф. А. А. Смирнова., проф. Б. М. Теплова. — Изд. 3-е, перераб. и доп. — М.: Учпедгиз, 1948.

 

7.1. Общее понятие об ощущении

Мы приступаем к изучению познавательных психических процессов, простей­шим из которых является ощущение. Процесс ощущения возникает вследствие воздействия на органы чувств различных материальных факторов, которые назы­ваются раздражителями, а сам процесс этого воздействия — раздражением. В свою очередь, раздражение вызывает еще один процесс — возбуждение, которое по цен­тростремительным, нервам переходит в кору головного мозга, где и возникают ощущения. Таким образом, ощущение является чувственным ото­бражением объективной реальности.

Суть ощущения состоит в отражении отдельных свойств предмета. Что озна­чает «отдельных свойств»? Каждый раздражитель имеет свои характеристики, в зависимости от которых он может восприниматься определенными органами чувств. Например, мы можем слышать звук полета комара или ощутить его укус. В данном примере звук и укус являются раздражителями, воздействующими на наши органы чувств. При этом следует обратить внимание на то, что процесс ощу­щения отражает в сознании только звук и только укус, никак не связывая эти ощу­щения между собой, а следовательно, с комаром. Это и является процессом отра­жения отдельных свойств предмета.

Физиологической основой ощущений является деятельность сложных ком­плексов анатомических структур, названных И. П. Павловым анализаторами. Каждый анализатор состоит из трех частей: 1) периферического отдела, называе­мого рецептором (рецептор — это воспринимающая часть анализатора, его основ­ная функция — трансформация внешней энергии в нервный процесс); 2) проводя­щих нервных путей; 3) корковых отделов анализатора (их еще по-другому назы­вают центральными отделами анализаторов), в которых происходит переработка нервных импульсов, приходящих из периферических отделов. Корковая часть каждого анализатора включает в себя область, представляющую собой проекцию периферии (т. е. проекцию органа чувств) в коре головного мозга, так как опреде­ленным рецепторам соответствуют определенные участки коры. Для возникнове­ния ощущения необходимо задействовать все составные части анализатора. Если разрушить любую из частей анализатора, возникновение соответствующих ощу­щений становится невозможным. Так, зрительные ощущения прекращаются и при повреждении глаз, и при нарушении целостности зрительных нервов, и при раз­рушении затылочных долей обоих полушарий.

Анализатор — это активный орган, рефлекторно перестраивающийся под воз­действием раздражителей, поэтому ощущение не является пассивным процессом, оно всегда включает в себя двигательные компоненты. Так, американский психо­лог Д. Нефф, наблюдая с помощью микроскопа за участком кожи, убедился, что при раздражении ее иглой момент возникновения ощущения сопровождается реф­лекторными двигательными реакциями этого участка кожи. В дальнейшем мно­гочисленными исследованиями было установлено, что ощущение тесно связано с движением, которое иногда проявляется в виде вегетативной реакции (сужение сосудов, кожно-гальванический рефлекс), иногда — в виде мышечных реакций (поворот глаз, напряжение мышц шеи, двигательные реакции руки и т. д.). Таким образом, ощущения вовсе не являются пассивными процессами — они носят ак­тивный, или рефлекторный, характер.

Следует отметить, что ощущения являются не только источником наших зна­ний о мире, но и наших чувств и эмоций. Простейшая форма эмоционального пе­реживания — это так называемый чувственный, или эмоциональный, тон ощуще­ния, т. е. чувство, непосредственно связанное с ощущением. Например, хорошо известно, что некоторые цвета, звуки, запахи могут сами по себе, независимо от их значения, от воспоминаний и мыслей, связанных с ними, вызвать у нас приятное или неприятное чувство. Звук красивого голоса, вкус апельсина, запах розы — приятны, имеют положительный эмоциональный тон. Скрип ножа по стеклу, за­пах сероводорода, вкус хины — неприятны, имеют отрицательный эмоциональ­ный тон. Такого рода простейшие эмоциональные переживания играют сравни­тельно незначительную роль в жизни взрослого человека, но с точки зрения про­исхождения и развития эмоций значение их очень велико.

 

Это интересно

Как происходит передача информации от рецептора в мозг!

Человек в состоянии ощущать и восприни­мать объективный мир благодаря особой дея­тельности мозга. Именно с мозгом связаны все органы чувств. Каждый из этих органов реаги­рует на определенного рода стимулы; органы зрения — на световое воздействие, органы слу­ха и осязания — на механическое воздействие, органы вкуса и обоняния — на химическое. Од­нако сам мозг не в состоянии воспринимать эти виды воздействий. Он «понимает» только элек­трические сигналы, связанные с нервными им­пульсами. Для того чтобы мозг отреагировал на раздражитель, в каждой сенсорной модально­сти сначала должно произойти преобразование соответствующей физической энергии в элек­трические сигналы, которые затем своими пу­тями следуют в мозг. Этот процесс перевода осуществляют специальные клетки в органах чувств, называемые рецепторами. Зрительные рецепторы, например, расположены тонким слоем на внутренней стороне глаза; в каждом зрительном рецепторе есть химическое веще­ство, реагирующее на свет, и эта реакция за­пускает ряд событий, в результате которых воз­никает нервный импульс. Слуховые рецепторы представляют собой тонкие волосяные клетки, расположенные глубоко в ухе; вибрации воз­духа, являющиеся звуковым стимулом, изгиба­ют эти волосяные клетки, в результате чего и возникает нервный импульс. Аналогичные про­цессы происходят и в других сенсорных модаль­ностях.

Рецептор — это специализированная нерв­ная клетка, или нейрон; будучи возбужденной, она посылает электрический сигнал промежу­точным нейронам. Этот сигнал движется, пока не достигнет своей рецептивной зоны в коре головного мозга, причем у каждой сенсорной модальности имеется своя рецептивная зона. Где-то в мозге — может, в рецептивной зоне коры, а может, в каком-то другом участке ко­ры — электрический сигнал вызывает осознан­ное переживание ощущения. Так, когда мы ощущаем прикосновение, это ощущение «про­исходит» у нас в мозге, а не на коже. При этом электрические импульсы, которые прямо опосредуют ощущение касания, сами были вызва­ны электрическими импульсами, возникшими в рецепторах осязания, которые расположены в коже. Сходным образом ощущение горького вкуса рождается не в языке, а в мозге; но моз­говые импульсы, опосредующие ощущение вкуса, сами были вызваны электрическими им­пульсами вкусовых рецепторов языка.

Мозг воспринимает не только воздействие раздражителя, он также воспринимает и ряд характеристик раздражителя, например интен­сивность воздействия. Следовательно, рецепто­ры должны обладать способностью кодировать интенсивность и качественные параметры раз­дражителя. Как они это делают?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, уче­ным необходимо было провести ряд экспери­ментов по регистрации активности единичных клеток рецептора и проводящих путей во вре­мя предъявления испытуемому различных вход­ных сигналов, или стимулов. Так можно точно определить, на какие свойства стимула реаги­рует тот или иной нейрон. Как практически осуществляется подобный эксперимент?

До начала эксперимента животное (обезьяну) подвергают хирургической операции, во время которой в определенные участки зри­тельной коры вживляются тонкие провода. Ра­зумеется, такая операция проводится в услови­ях стерильности и при соответствующей ане­стезии. Тонкие провода — микроэлектроды — покрыты изоляцией везде, кроме самого кон­чика, которым регистрируется электрическая активность контактирующего с ним нейрона. После имплантации эти микроэлектроды не вы­зывают боли, и обезьяна может жить и пере­двигаться вполне нормально. Во время соб­ственно эксперимента обезьяну помещают в устройство для тестирования, а микроэлектро­ды подсоединяют к усиливающим и регистриру­ющим устройствам. Затем обезьяне предъяв­ляют различные зрительные стимулы. Наблю­дая, от какого электрода поступает устойчивый сигнал, можно определить, какой нейрон реа­гирует на каждый из стимулов. Поскольку эти сигналы очень слабые, их надо усилить и ото­бразить на экране осциллографа, преобразую­щего их в кривые изменения электрического напряжения. Большинство нейронов вырабатывает ряд нервных  импульсов, отражающихся на осциллографе в виде вертикальных всплесков (спайков). Даже при отсутствии стимулов многие клетки вырабатывают редкие импульсы (спонтанная активность). Когда предъ­является стимул, к которому чувствителен дан­ный нейрон, можно видеть быструю последо­вательность спайков. Регистрируя активность единичной клетки, ученые немало узнали о том, как органы чувств кодируют интенсивность и ка­чество стимула. Основной способ кодирования интенсивности стимула — это число нервных им­пульсов в единицу времени, т. е. частота нерв­ных импульсов. Покажем это на примере ося­зания. Если кто-то слегка коснется вашей руки, в нервных волокнах появится ряд электрических импульсов. Если давление увеличивается, вели­чина импульсов остается той же, но их число в единицу времени возрастает. То же самое с другими модальностями. В общем, чем боль­ше интенсивность, тем выше частота нервных импульсов и тем больше воспринимаемая ин­тенсивность стимула.

Интенсивность стимула можно кодировать и другими способами. Один из них — кодиро­вать интенсивность в виде временного паттерна следования импульсов. При низкой интенсивно­сти нервные импульсы следуют относительно редко и интервал между соседними импульса­ми изменчив. При высокой же интенсивности этот интервал становится достаточно постоян­ным. Еще одна возможность — кодировать ин­тенсивность в виде абсолютного числа активи­рованных нейронов: чем больше интенсивность стимула, тем больше вовлеченных нейронов.

Кодирование качества стимула — дело бо­лее сложное. Пытаясь объяснить этот процесс, И. Мюллер в 1825 г. предположил, что мозг способен различать информацию разных сен­сорных модальностей благодаря тому, что она идет по различным чувствительным нервам (одни нервы передают зрительные ощущения, другие — слуховые и т. д.). Поэтому, если не брать во внимание ряд утверждений Мюллера о непознаваемости реального мира, то можно согласиться с тем, что нервные пути, начинаю­щиеся у различных рецепторов, оканчиваются в различных зонах коры мозга. Следовательно, мозг получает информацию о качественных па­раметрах раздражителя благодаря тем нервным каналам, которые соединяют мозг и рецептор.

Однако мозг способен различать воздей­ствия одной модальности. Например, мы отли­чаем красное от зеленого или сладкое от кис­лого. Видимо, кодирование здесь также связа­но со специфическими нейронами. К примеру, есть подтверждение тому, что человек отлича­ет сладкое от кислого просто потому, что для каждого вида вкуса имеются свои нервные во­локна. Так, по «сладким» волокнам передается в основном информация от рецепторов слад­кого, по «кислым» волокнам — от рецепторов кислого, и то же самое с «солеными» волокна­ми и «горькими» волокнами,

Однако специфичность — не единственный возможный принцип кодирования. Возможно также, что в сенсорной системе для кодирова­ния информации о качестве используется опре­деленный паттерн нервных импульсов. Отдель­ное нервное волокно, максимально реагируя, скажем, на сладкое, может реагировать, но в различной степени, и на другие виды вкусовых стимулов. Одно волокно сильнее всего реаги­рует на сладкое, слабее — на горькое и еще слабее — на соленое; так что «сладкий» стимул активировал бы большое количество волокон с разной степенью возбудимости, и тогда этот конкретный паттерн нервной активности и был бы в системе кодом для сладкого. В качестве кода горького по волокнам передавался бы дру­гой паттерн.

Вместе с тем в научной литературе мы мо­жем встретить и другое мнение. Например, есть все основания утверждать, что качествен­ные параметры раздражителя могут быть за­кодированы через форму электрического сиг­нала, поступающего в мозг. С подобным явле­нием мы сталкиваемся, когда воспринимаем тембр голоса или тембр звучания музыкально­го инструмента. Если форма сигнала близка к синусоиде, то тембр нам приятен, если же фор­ма существенно отличается от синусоиды, то у нас возникает ощущение диссонанса.

Таким образом, отражение в ощущениях качественных параметров раздражителя — это весьма сложный процесс, природа которого до конца не изучена.

По: Аткинсон Р. Л., Агкинсон Р. С., Смит Э. Е. и др. Введение в психологию: Учебник для университетов /Пер. с англ. под. ред. В. П. Зинченко. — М.: Тривола, 1999.

 

 

 

Ощущения связывают человека с внешним миром и являются как основным источником информации о нем, так и основным условием психического развития. Однако несмотря на очевидность этих положений, они неоднократно подверга­лись сомнению. Представители идеалистического направления в философии и психологии нередко высказывали мысль о том, что подлинным источником на­шей сознательной деятельности являются не ощущения, а внутреннее состояние сознания, способность разумного мышления, заложенные от природы и не зави­симые от притока информации, поступающей из внешнего мира. Эти воззрения легли в основу философии рационализма. Суть ее заключалась в утверждении о том, что сознание и разум — это первичное, далее не объяснимое свойство чело­веческого духа.

Философы-идеалисты и многие психологи, являющиеся сторонниками идеа­листической концепции, нередко делали попытки отвергнуть положение о том, что ощущения человека связывают его с внешним миром, и доказать обратное, парадоксальное положение, заключающееся в том, что ощущения непреодолимой стеной отделяют человека от внешнего мира. Подобное положение было выдви­нуто представителями субъективного идеализма (Д. Беркли, Д. Юм, Э. Мах).

И. Мюллер, один из представителей дуалистического направления в психоло­гии, на основе вышеупомянутого положения субъективного идеализма сформу­лировал теорию «специфической энергии органов чувств». Согласно этой теории, каждый из органов чувств (глаз, ухо, кожа, язык) не отражает воздействия внеш­него мира, не дает информации о реальных процессах, протекающих в окружаю­щей среде, а лишь получает от внешних воздействий толчки, возбуждающие их собственные процессы. Согласно этой теории, каждый орган чувств обладает сво­ей собственной «специфической энергией», возбуждаемой любым воздействием, доходящим из внешнего мира. Так, достаточно нажать на глаз или воздействовать на него электрическим током, чтобы получить ощущение света; достаточно меха­нического или электрического раздражения уха, чтобы возникло ощущение зву­ка. Из этих положений делался вывод, что органы чувств не отражают внешних воздействий, а лишь возбуждаются от них, и человек воспринимает не объектив­ные воздействия внешнего мира, а лишь свои собственные субъективные состоя­ния, отражающие деятельность его органов чувств.

Близкой была точка зрения Г. Гельмгольца, который не отвергал того, что ощу­щения возникают в результате воздействия предметов на органы чувств, но счи­тал, что возникающие вследствие этого воздействия психические образы не име­ют ничего общего с реальными объектами. На этом основании он называл ощуще­ния «символами», или «знаками», внешних явлений, отказываясь признать их изображениями, или отображениями, этих явлений. Он считал, что воздействие определенного объекта на орган чувств вызывает в сознании «знак», или «сим­вол», воздействующего объекта, но не его изображение. «Ибо от изображения тре­буется известное сходство с изображаемым предметом... От знака же не требуется никакого сходства с тем, знаком чего он является».

Легко видеть, что оба этих подхода приводят к следующему утверждению: че­ловек не может воспринимать объективный мир, и единственной реальностью яв­ляются субъективные процессы, отражающие деятельность его органов чувств, которые и создают субъективно воспринимаемые «элементы мира».

Подобные выводы были положены в основу теории солипсизма (от лат. solusодин, ipse сам) сводившейся к тому, что человек может познать только самого себя и не имеет никаких доказательств существования чего-то иного, кроме него самого.

На противоположных позициях стоят представители материалистического направления, считающие возможным объективное отражение внешнего мира. Изучение эволюции органов чувств убедительно показывает, что в процессе дли­тельного исторического развития сформировались особые воспринимающие орга­ны (органы чувств, или рецепторы), которые специализировались на отражении особых видов объективно существующих форм движения материи (или видов энергии): слуховые рецепторы, отражающие звуковые колебания; зрительные ре­цепторы, отражающие определенные диапазоны электромагнитных колебаний,. и т. д. Изучение эволюции организмов показывает, что на самом деле мы имеем не «специфические энергии самих органов чувств», а специфические органы, объек­тивно отражающие различные виды энергии. Причем высокая специализация раз­личных органов чувств имеет в своей основе не только особенности строения пе­риферической части анализатора — рецепторов, но и высочайшую специализацию нейронов, входящих в состав центральных нервных аппаратов, до которых дохо­дят сигналы, воспринимаемые периферическими органами чувств.

Следует отметить, что ощущения человека — это продукт исторического раз­вития, и поэтому они качественно отличаются от ощущений животных. У живот­ных развитие ощущений целиком ограничено их биологическими, инстинктивны­ми потребностями. У многих животных отдельные виды ощущений поражают сво­ей тонкостью, однако проявление этой тонко развитой способности ощущения не может выйти за пределы того круга объектов и их свойств, которые имеют непо­средственное жизненное значение для животных данного вида. Например, пчелы способны гораздо тоньше, чем среднестатистический человек, различать концент­рацию сахара в растворе, но этим и ограничивается тонкость их вкусовых ощуще­ний. Другой пример: ящерица, которая способна слышать легкий шорох ползуще­го насекомого, никак не будет реагировать на очень громкий стук камня о камень.

У человека способность ощущать не ограничена биологическими потребностя­ми. Труд создал у него несравненно более широкий, чем у животных, круг потреб­ностей, а в деятельности, направленной на удовлетворение этих потребностей, постоянно развивались способности человека, в том числе и способность ощущать. Поэтому человек может ощущать гораздо большее количество свойств окружаю­щих его предметов, чем животное.